Русского народа никогда не было, а понятие русской нации невозможно применить ни к одному периоду российской истории. Об этом в интервью изданию «The business Курьер» заявил российский публицист Александр Невзоров.

«Не существует никакой русской нации. И говорю я это не потому, что я какой-нибудь русофоб. Я не русофоб. Для меня национального вопроса просто не существует. Более идиотской вещи, чем разделение по национальностям, я не знаю. Как и всякие границы, патриотизмы, это одна из главных бед человечества», – отметил публицист.

Невзоров пояснил, что когда речь идет о каком-либо народе, нужно говорить о продолжительности его существования.

«До середины XVI века и вовсе никакого русского народа быть не могло, так как Русь была структурным подразделением Орды и смогла избавиться от ее власти только тогда, когда сама Орда уже разрушилась под грузом собственной ненужности и экономической бессмысленности. Затем пришел Петр, который вообще все русское, аутентичное, национальное, что было на тот момент накоплено за несколько столетий, уничтожил как что-то абсолютно ненужное», – сказал он.

По его мнению, при царе Петре I Россия стала принципиально другим государством.

«До второй половины XIX века 60–70% ее населения, так называемого русского народа, находилось в рабстве у 20–30%. И это рабство было абсолютным, вплоть до возможности изнасиловать и убить, когда хочешь, оторвать от семьи, купить, продать. И это, извините, единый народ? Народ не может быть сформирован из рабов и господ. Под словом «народ» мы должны подразумевать тех, кто свободен в своих действиях и выражениях. Но таких в России ничтожное меньшинство», – добавил публицист.

Невзоров также напомнил, что «народ» на долгое время забыл собственный язык, а герои романа Льва Толстого изъяснялись по-французски.

«А потом мы видим, как тот же «народ» на протяжении нескольких десятков лет свирепо насилует и убивает сам себя, легко отказываясь от всякой национальной идентичности и разбавляя ее в понятии «советский». Совершенно непонятно, куда здесь самому понятию народа, нации вписаться», – резюмировал публицист.