putin«Москва старается убедить Запад в том, что российская армия может мобилизовать свои силы в кратчайшие сроки и быстро переместиться в самые далекие уголки страны. Россия может вмешаться в ситуацию на множестве различных театров на периферии и за пределами своих границ, в том числе на территории стран Балтии, где она угрожает своими «зелеными человечками», в Южно-Китайском море, где она проводит совместные военные учения с Китаем, или в Нагорном Карабахе, где она в любой момент может снова разжечь войну. Все эти сценарии вызывают серьезную тревогу у политиков в Вашингтоне», — об этом, как сообщает Иносми, пишет Блейк Франко для издания The National Interest (США).

«Необходимость считаться с армией, способной быстро перемещаться с места на место и разжигать различные конфликты в тысячах километров друг от друга, превращают задачу по прогнозированию действий Кремля в мучительное испытание. Пилоты НАТО вынуждены работать сверхурочно, чтобы справиться с вторжениями российских самолетов в воздушное пространство альянса. Последний инцидент произошел всего две недели назад: Норвегии, Соединенному Королевству, Франции и Испании пришлось быстро поднимать в воздух свои самолеты навстречу российским бомбардировщикам Ту-160, пролетавшим в непосредственной близости от их территорий. Поведение россиян, в том числе облет корабля ВМФ США и «бочка» над американским разведывательным самолетом, ясно показывает, что Россия пытается выяснить, как и на что НАТО будет реагировать. Подобные действия призваны держать войска альянса в напряжении, проверить скорость реакции и то, какими средствами альянс будет противостоять российским силам»,- продолжает автор.

Далее он отмечает, что Россия провоцирует международные происшествия и заставляет других реагировать на них таким образом, чтобы единственный возможный вариант реакции был бы на руку Кремлю.

«Самой заметной иллюстрацией этой тактики является вмешательство России в сирийскую гражданскую войну. Хотя в этой своей интервенции Москва совершила некоторые ошибки, вызванные необходимостью сотрудничать с проблемными союзниками, такими как Тегеран или Дамаск, она сделала себя главной внешней силой в стране. Неторопливость реакции США на сирийскую войну позволила Москве вмешаться в конфликт и изменить фактическое положение на местах. После этого перевес оказался на стороне коалиции во главе с Россией, а Асад укрепил свои позиции во власти. Нравится это Западу или нет, россияне теперь станут частью процесса мирного урегулирования. И призывы Франции и США выяснить, не являются ли действия России военными преступлениями, не изменят эту реальность. Конечный результат заключается в том, что коалиция во главе с Россией диктует темпы развития конфликта, а Вашингтону и Западу приходится прикладывать усилия, чтобы не отставать», — говорится в статье.