Screenshot_12Армян, грубо говоря, в очередной раз «поматросили и бросили».

«Армения с нетерпением ждала проведения в Ереване Совета коллективной безопасности ОДКБ. И дождалась. На него приехали президенты России, Белоруссии, Таджикистана, Киргизии, однако их казахстанский коллега Нурсултан Назарбаев не прилетел. По официальной версии, он простудился, в связи чем лидер Армении Серж Саргсян от имени всех собравшихся пожелал ему «скорейшего выздоровления».  Казахстан на заседании представлял премьер-министр этой страны, а о неофициальной причине отсутствия Назарбаева будет сказано ниже». Об этом пишет российское издание «Росбалт». Минвал приводит текст статьи с незначительными сокращениями:

«Но почему армяне так ждали президентского слета в Ереване? Во-первых, это престижно — Армению посетил «сам Путин». Во-вторых, на сессии, по официально анонсированным данным, планировалось принять отдельное заявление по карабахскому конфликту. Но — не случилось. В-третьих, опять-таки по официальным данным, в Ереване собирались утвердить нового генерального секретаря ОДКБ, и как кандидат на эту должность постоянно упоминался бывший министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян. Но снова не случилось — президент Саргсян совершенно неожиданно заявил, что вопрос о назначении генсека ОДКБ отложен до конца года.

В общем, получилось так, что армян, грубо говоря, в очередной раз «поматросили и бросили». В Ереване склонны считать, что все это  произошло из-за Азербайджана. То есть Назарбаев не почтил своим присутствием Армению, чтобы не обидеть азербайджанского коллегу Ильхама Алиева — правда, и к нему, как собирался, перед саммитом не поехал, «дипломатично» заболев. И армянина также не назначили генсеком ОДКБ, чтобы не обидеть того же Ильхама Гейдаровича  и «весь азербайджанский народ», хотя Азербайджан членом ОДКБ не является.

В общем, если все это так, похоже, что ОДКБ становится неким салоном, в котором постоянно задаются вопросом, а «что скажет княгиня Марья Алексеевна?». В данном случае  — Ильхам Алиев.

Но вернемся к вопросу назначения генсека ОДКБ — он, вероятно, был, так сказать, главной интригой ереванского заседания, которая, как видим,  не удалась. Армяне считают, что назначение их соотечественника на этот пост не состоялось по причине «пятой графы» — она могла вызвать напряженность в отношениях России и тюркских государств ОДКБ с Азербайджаном. На самом же деле, кто бы ни стал генсеком организации — русский, армянин, казах и т. д., —  это не суть важно, поскольку никто из них не мог бы повлиять на исход карабахского конфликта и вообще на глобальную политику: такие вопросы решаются на более высоком уровне. Однако психологически генсек-армянин мог для определенных кругов  в Ереване стать подтверждением того, что «русские с нами, а не против нас», а для определенных кругов в Баку — сдерживающим фактором.

Кстати, о роли России в армянской политике. Говорят, и весьма усиленно, что недавнее назначение одного из высокопоставленных руководителей «Газпрома» Карена Карапетяна премьер-министром Армении произошло по согласованию с Путиным. Пресс-секретарю российского президента пришлось опровергнуть эту информацию. «Это полный абсурд», — сказал Дмитрий Песков журналистам в Ереване.

Между тем глава МИД России Сергей Лавров заявил, что «Армения обеспечила очень результативное председательство в ОДКБ», и саммит в Ереване «насыщен конкретными  решениями». Известно, что подписано более 20 документов, но, по понятным причинам, часть их засекречена. Официальные источники информируют всего о нескольких фрагментах ереванского действа ОДКБ, над которыми приоткрыта завеса. В частности, президент Саргсян сообщил, что лидеры государств ОДКБ подписали документы о совместной подготовке военных кадров и стандартизации вооружений и военной техники.

Кроме того, стороны сошлись на стратегии ОДКБ до 2025 года. Над ней участники организации работали в течение пяти лет, и Саргсян назвал ее принятие одним из главных результатов сессии. По его мнению, принятие стратегии подтверждает роль ОДКБ как «важнейшего инструмента, способствующего поддержанию мира, стабильности и обеспечению безопасности, независимости и суверенитета стран-членов организации». Тут, возможно, Лукашенко и поспорил с армянским коллегой, но прессе об этом ничего неизвестно. Равно, как неизвестно содержание документа, над которым ОДКБ корпело полдесятка лет.

Еще одним «большим достижением» стало принятие решения о создании Центра кризисного реагирования ОДКБ — из слов Саргсяна можно сделать вывод, что новая структура будет заниматься информационно-аналитической деятельностью «в режиме реального времени».

Выше уже было сказано, что вопреки анонсированным планам, отдельного заявления по карабахскому конфликту принято не было. Но понятно, что географическое название непризнанного конфликтного региона хоть как-то должно было прозвучать, и роль рупора пришлось взять на себя Саргсяну. Ничего нового он не сказал — только в очередной раз подтвердил, что члены ОДКБ выступают исключительно за мирное решение карабахской проблемы и «создание условий для продвижения мирного процесса».

В общем, похоже на то, что в самом ОДКБ царит разлад, и в нем наличествуют «клубы по интересам». И для того, чтобы эта организация превратилась в по-настоящему единую структуру, должен грянуть очень сильный гром — причем один на всех».