thumb_20150803095008035

В контексте карабахского урегулирования в последние дни прозвучало ряд взаимоисключающих суждений. Госсекретарь США Керри пессимистично заявил об отсутствие у него по этому вопросу позитивных ожиданий, что еще можно связать с завершением его пребывания во главе американской дипломатии. Глава МИД Турции Мовлуд Чавушоглу напротив, весьма оптимистично предсказал прогресс в урегулировании конфликта, заявив о скором выводе армянских сил, по крайней мере, из 5 оккупированных азербайджанских районов. В российском лагере высказывания одних высокопоставленные представителей, противоречат другим. Так, помощник президента РФ Ушаков фактически разделил пессимизм госсекретаря Керрии в отношении ближайших перспектив карабахского урегулирования, тогда как глава МИД РФ Лавров высказался более оптимистично, выделив позитивный потенциал воздействия Турции, с которой Россия урегулировала отношения.

Что из всего этого следует? Во-первых, высокая степень неопределенности в ситуации с карабахским конфликтом. Переговоры могут быть развернуты как в сторону реального урегулирования, так и заведены в очередной глухой тупик. Ход процесса, как никогда ранее, полностью контролирует Москва. Внимание США и Франции полностью занимает Украина и Сирия, а вдобавок в этих странах выборы и предстоит смена правительства. Нормализация российско-турецких отношений, сближение позиции обеих держав по Сирии, реализация ими крупных энергетических проектов, повышает роль Анкары в качестве партнера Москвы в стабилизации ситуации на Южном Кавказе. Это может подвигнуть вперед и карабахское урегулирование. Другое дело, что Россия хотела бы использовать влияние Турции для того, чтобы склонить Азербайджан на неприемлемые уступки. Но в Анкаре прекрасно знают, о чем можно разговаривать с Баку, а что лучше не затрагивать. Предположу, что президент Ильхам Алиев, который присутствовал на энергетическом конгрессе в Турции и имел возможность непосредственно общаться с президентами Путиным и Эрдоганом, осведомлен о том, что можно ожидать от усилий Москвы и других посредников по мирному урегулированию армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта. Об оказываемом давлении на Азербайджан с целью склонить к уступкам, сопряженным с нарушением территориальной целостности он сказа лишь для того, чтобы подтвердить их категорическую неприемлемость. Если не будет достигнут мир, в соответствии с международным правом это не означает немедленно большую войну, но продолжится транспортно-коммуникационная изоляция, экономическое изматывание, военное, дипломатическое и информационное давление на армян. Демографические, финансово-экономические возможности Армении неуклонно сокращаются. Население этой страны десятками тысяч эмигрирует, падает рождаемость. Бюджетные доходы Армении на будущий год планируются почти на 10 процентов меньше, а военные расходы на четверть больше. Это означает, что и без того скудные ассигнование на социальные программы будут безжалостно урезаны. Поддержка Армении бременем ложится на Россию, а возобновление столкновений на линии соприкосновения создаст дополнительные риски взаимовыгодным проектам Москвы с Азербайджаном и Турцией. Никакие «Искандеры» показанные на параде в Ереване эти реалии не меняют. Момент истины в российском посредничестве наступает.

Расим Мусабеков, Facebook