putinКонечно, трудно гадать, что на уме у российского президента Владимира Путина, но обозреватель Daily Signal Люк Коффи взялся предсказать, чего ожидать от него после Крыма и Украины. По мнению журналиста, Москва может начать действовать по шести возможным сценариям, включая «вторжения» в Грузию, Молдавию, Туркменистан и Азербайджан.

После российского «вторжения» на восток Украины и «аннексии» Крыма многие интересуются, что же будет дальше. И хотя никто не может читать мысли президента Владимира Путина, подсказки о том, чего же можно ждать в дальнейшем от Москвы, может дать история, полагает обозреватель Daily Signal Люк Коффи.

Журналист предлагает на рассмотрение 6 сценариев того, куда же дальше Кремль может направить свои силы. Но для этого сперва требуется обозначить три исходных пункта. Во-первых, сегодня Запад имеет дело с «имперской» Россией, а не с Россией времен холодной войны. То есть она больше заинтересована в расширении своего военного, экономического и политического влияния, чем в распространении идеологии.

Во-вторых, Путин использует военную силу для защиты своих соотечественников – «русскоязычного населения». И, наконец, в-третьих, учитывая текущую геополитическую обстановку, следует учитывать, что российский лидер вряд ли рискнет провоцировать полномасштабную войну с Соединенными Штатами, а значит, страну, входящую в НАТО, он не тронет. Подобные опции можно найти в Восточной Европе и Евразии, именно они позволят Москве снова показать, насколько разобщен и неэффективен Запад, при этом не развязав войну.

Так о каких же «сценариях», как называет их Коффи, идет речь? По мнению автора, некоторые из них представляют непосредственную угрозу интересам США, другие являются косвенными. Но все шесть объединяет то, что Россия хочет распространять свое влияние на территориях, которые когда-то были в пределах ее имперских границ.

Первым сценарием журналисту представляется Молдавия, а точнее ее пророссийская часть – Гагаузия. На сегодня это самый бедный регион страны, который в большинстве своих проблем винит прозападные позиции правительства. И в то время пока в отношении государства в целом действуют российские санкции, именно Гагаузия пользуется определенными льготами и послаблениями.

По мнению Коффи, контроль над этой областью усилит позиции России по отношению к Украине. Около 1500 российский военных уже базируются в Приднестровье на границе. И если в сферу влияния Кремля попадет еще и Гагаузия, это укрепит российский контроль над западными границами Украины и поставит Одессу в еще более опасное положение.

Вторым вариантом, на взгляд автора статьи, является Грузия, которую Путин рассматривает как «естественную сферу своего влияния» и куда Россия уже совершала «вторжение» летом 2008 года. Но теперь, помимо «оккупированных» Южной Осетии и Абхазии, Москва провоцирует этническую напряженность в краю Самцхе-Джавахети, расположенном на границе с Арменией.

Учитывая не слишком мягкую политику грузинских властей в отношении армянского населения, Кремлю будет несложно превратить общее недовольство в «сепаратистскую горячку». И тогда с помощью своей новой объединенной сферы влияния Москва сможет пойти южнее и усилить военное присутствие в Армении, а также взять под контроль крупнейшие газопроводы, которые проходят через этот регион.

Следующим пунктом в списке Коффи значится Туркменистан. Когда-то он был последним регионом Центральной Азии, полностью уступившим Российской империи. Страна снова стала независимой лишь в 1991 году после распада СССР и на сегодня остается одной из самых закрытых в мире, сторонясь от российских Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности.

Однако на данный момент у Туркменистана большие трудности с обеспечением безопасности на юге, где на границе с северным Афганистаном действуют боевики «Талибана» и другие разрозненные военизированные формирования. Москву такая ситуация явно беспокоит, поэтому она предложила Ашхабаду свою помощь – пока оружием и специалистами, но некоторые эксперты считают, что следующим шагом будет уже ввод войск, неизвестно на какой срок.

Впрочем, возвращаясь к вопросу о русскоязычном населении, нельзя не сказать пару слов и о Казахстане. Хотя Астана сохраняет свои тесные связи с Москвой, она при этом стремится развивать свои отношения с другими государствами и проводить более независимую политику.

Казахстанские власти вводят ограничения на русскоязычные СМИ, рекламу, а также обучение на этом языке. А если к этому прибавить, довольно большой процент русского населения в стране и особое отношение к Казахстану, сформировавшееся  среди россиян еще в период Великой отечественной войны и холодной войны – все это может стать «предлогом для вторжения», утверждает обозреватель.

1007russiaazerbaijan01

Под пятым номером Коффи рассматривает Азербайджан, где недавно возобновился конфликт с Арменией по поводу Нагорного Карабаха. Уже на протяжении многих лет эксперты полагают, что Россия заинтересована в том, чтобы отправить в зону конфликта своих «миротворцев» — против воли Азербайджана. А это даст ей еще одну стратегическую точку опоры на Южном Кавказе.

И если так и случится, то Нагорный Карабах вряд ли вообще когда-либо будет возвращен Баку, ведь в интересах Москвы сохранять свое военное присутствие в регионе как можно дольше. Более того, это позволит помешать Азербайджану развивать близкие отношения с Западом.

Конечно, не стоит забывать об Украине. Кремлю все так же выгодно сохранять там «замороженный конфликт». А, возможно, в дальнейшем он захочет перейти к более агрессивным мерам и связать Крымский полуостров со своей основной территорией по суше, захватив Мариуполь, а за ним, вероятно, и Одессу. Но все-таки это будет не так уж просто.

Все эти развития событий вполне возможны, уверен Люк Коффи. Он вспоминает высказывание крупного британского дипломата XIX века лорда Палмерстона: «Политика и действия российского правительства всегда заключались в том, чтобы совершать свои вторжения настолько быстро и далеко, насколько позволят апатия и недостаток решимости других правительств, но всегда останавливаться и отступать, когда оно встречает твердый отпор, а затем ждать следующей удобной возможности».

По мнению автора, это описание в точности соответствует и сегодняшней России. В последние пару лет Москва действовала дерзко и расчетливо, полагая, что Запад не сможет ей ответить. «Лорд Палмерстон знал, что Россия будет делать то, что, как она понимает, сойдет ей с рук – ни больше, ни меньше». Именно это и должен учитывать Запад, разрабатывая собственную стратегию.