Cahangir

Судебный процесс по уголовному делу в отношении арестованных по делу Межбанка продолжился 10 октября.

Как передает присутствовавший в суде корреспондент Musavat.com, на судебном процессе, прошедшем под председательством судьи Афгана Гаджиева, Джахангир Гаджиев выступил с последним словом.

«Я проработал в этой системе более 20 лет»

В своем выступлении он отметил, что следствие проводится неправильно, и что он не уклонился от следствия, а сделал все возможное для раскрытия правды:

«Это дело продолжается уже год и шесть месяцев. Меня вызвали 1 апреля прошлого года. Хотя я и был за границей, но вернулся. Государственный обвинитель заявил, что тогда я пришел на следствие в качестве свидетеля, якобы я мог бы и не прийти. Но это неправда. В любом случае, я бы пришел для сотрудничества со следствием. Уголовное дело было возбуждено 2 мая, но всем известно, что до возбуждения дела над ним работали как минимум месяц. Я проработал в этой системе более 20 лет. Когда меня вызвали, то я пришел, меня попросили посодействовать возвращению кредитов».

Джахангир Гаджиев сказал, что уголовное дело было возбуждено на основании заявления его заместителя Эмиля Мустафаева, которым кто-то управляет.

«Уголовное дело было возбуждено на основе письма первого заместителя председателя правления банка Эмиля Мустафаева. Вы не дали возможности спросить Эмиля Мустафаева, на каком основании он обратился в Главное управление по борьбе с организованной преступностью. Кто ему дал такое указание. С каким пор гражданскими делами занимается «Бандотдел»? Сам ли он решил обратиться туда, или его покровители?».

«Азербайджан потерял на этом 350 миллионов»

Как и на предыдущих судебных процессах, Джахангир Гаджиев стал обвинять министра финансов:

«На практике, при невозвращении кредита, дело направляется в суд и забирается залог. Несмотря на все это, я начал сотрудничать со следствием. За короткое время я добился возвращения значительной части кредитов. В том числе и в деле возвращения кредитов московского филиала Межбанка. Этот вопрос был обсужден на уровне глав государств во время визита президента России в Баку, и дан зеленый свет. Однако Минфин и менеджмент банка предотвратили это, в результате кредиты не были возвращены. Или же были проведены переговоры с «Газпромом» по поводу метанолового завода, было достигнуто соглашение по поводу 2 миллиардов кубометров газа. Но Минфин нарушил его. Вложенные в метаноловый завод 600-700 миллионов долларов пропали. Надо спросить, почему сейчас не работает метаноловый завод? Или другой пример, нефтеперерабатывающий завод в Албании. Была даже найдена компания, но Минфин снова нарушил договор.  В связи с этим Азербайджан потерял 350 миллионов. 7500-8000 людей запретили покидать страну».

Гаджиев отметил, что после его ареста его семью стали терроризировать, а ни в чем не виноватой его сестре запретили покидать страну:

«В день возбуждения уголовного дела – 2 мая, был арестован Азад Джавадов. Это террор не только в отношении Азербайджана, но и соседних стран. 7500-8000 людей запретили покидать страну. Большинство из них должны были по 500-800 долларов. Созданные нами тысячи рабочих мест были заморожены. Мою семью терроризируют. Причем тут моя сестра, какое она имеет отношение к банку, что ей наложили запрет на выезд из страны? Моя мать скончалась, поднялся вопрос наследства. ASAN Xidmət не принял ни одного документа в связи с наследством? Что это, если не террор?».

«Ни одно из 30 моих ходатайств не было удовлетворено»

Бывший банкир пожаловался на неверное расследование дела в ходе следствия и на суде:

«Я давал показание следствию 11 раз. Я обо всем рассказывал, где кредиты, выданные на физлиц? «Бандотдел» понятия не имеет о банковской системе. Как может вести следствие структура, которая не разбирается в этом? Вы видите результат их работы. Несмотря на мое сотрудничество со следствием и содействие возвращению кредитов, без всяких на то оснований меня арестовали в декабре. После беззаконий в ходе следствия у нас была надежда, что нас услышат в суде. К сожалению, и тут нас не услышали.

Ни одно из 30 моих ходатайств не было удовлетворено. Мы как будто поменялись местами, вместо того, чтобы они доказывали обвинения, мы занимались тем, что доказывали отсутствие нашей вины. Тут есть люди, которых я видел 1-2 раза в жизни. О какой организованной группе идет речь? Ни следствие, ни суд не захотели разобраться в действительности. Как Азаду Джавадову подбросили оружие через 2 месяца, могли бы и устроить кому-то очную ставку со мной».

«Физически потратить 47 миллионов в салонах красоты…»

Джахангир Гаджиев выразил недовольство в связи с обвинениями в том, что члены его семьи растратили присвоенные деньги на салоны красоты и отдых, назвав это неэтичным:

«Что касается кредитов, то надо спросить у работников московского филиала, куда же делись эти средства. Прокурор перечислил, как члены моей семьи снимали деньги с принадлежащих мне карт. Во-первых, насколько этично перечислять, кто потратил деньги в каких салонах, самолетах? Во-вторых, эти кредиты давно уже выплачены.  Физически невозможно потратить 48 миллионов, которые я якобы присвоил, в салонах красоты и на покупку авиабилетов. Для этого надо летать на самолете даже не 24, а 25 часов в сутки. Еще раз заявляю, выданные кредиты были сняты с карт в виде наличности, и на эти деньги были куплены акции. Прокурор повторяет слова Самира Шарифова и говорит, что это перекладывание денег из одного кармана в другой. В чей карман положили, мой? Деньги вложены в банк. 6 декабря 2015 года этот вопрос был обсужден в «Бандотделе» в присутствии Рамиля Усубова, Закира Гаралова и Азера Байрамова (заместитель министра финансов). Азер Байрамов там сказал, что эти средства ушли на покупку акций. Почему не дали возможности задать ему вопрос по поводу этого?».

«Хотите осудить меня на 17 лет? Да хоть на 117»

Гаджиев сказал, что часть денег, которые говорят, что он присвоил, находится в компаниях, принадлежащих Минфину и нынешнему руководству Межбанка:

«Если бы вы проверили, то увидели бы. В то время в связи с этим со стороны Минналогов было возбуждено более 80 уголовных дел. Они работали более профессионально. Если бы вы ознакомились с этими делами, то увидели бы, куда ушли деньги.

В этом уголовном деле нет ни одного факта, доказывающего присвоение. На каком основании вы запрашиваете для меня 17 лет? Да пусть хоть 117, мне все равно. Но все должны знать, куда делись эти деньги. Сейчас эра интернета. Журналисты могут,  находясь в Баку, узнать через интернет какая компания кому принадлежит».

«Женщинам не мстят за мужей»

Гаджиев сказал, что за его супругой выслали в Великобританию опергруппу:

«Группа работников прокуратуры и «Бандотдела» отправилась в Лондон за моей супругой. И что вы сделали, кого смогли привезти? В 2005 году Гаджи Мамедов потребовал у меня 20 миллионов за освобождение Замиры Гаджиевой. У меня был дом, где жили мои дети, и один автомобиль, их и оценили. Некоторые сайты, являющиеся неофициальным рупором Минфина, пишут о моих миллиардах, самолетах. И где же мои самолеты, смогли найти их? В романе «Снежный перевал» есть хорошие фразы, хочу процитировать одну из них: «женщинам не мстят за мужей». Ваши документы вернули же вам обратно, их не принял ни Интерпол, ни структуры Британии. С 2005 года стараются создать мнение, что я и мои близкие что-то присвоили и разграбили. Но они ничего не добились. В 2014 году чистая прибыль Межбанка составила 25 миллионов, я сдал банк прибыльным. За те 15 лет, что я управлял банком, у государства не было взято ни копейки. А теперь банк столкнулся с огромными проблемами. Только по решению президента из госбюджета было выделено 6 миллиардов манатов. Под предлогом, что привлечения средств из-за рубежа обходятся дорого, из Госнефтефонда выделили еще 1 миллиард. Когда я управлял банком, не только я, но и мои работники из-за рубежа за день привлекали 100-200 миллионов. Смотрите, как они потеряли доверие, что иностранные банки не выдают им средства, они вынуждены брать у Госнефтефонда. Проводились неоднократные проверки со стороны Центробанка. Аудиторский комитет состоял из работников Минфина. Они все были связаны с банковской системой. Если были какие-то нарушения, почему они не обнародовали их? На днях аннулирована лицензия «Bank Standard», это был 5-ый по счету ведущий банк страны. Кто-то должен ответить за это».

«Наступит и завтрашний день»

Гаджиев сказал, что проекты, которые он реализовывал в свое время со своим сокурсником Азадом Джавадовым, теперь представляют президенту в качестве новых проектов:

«Прокурор сказал, что полагает, якобы внутри я признал свою ошибку. Ни внутри, ни внешне я ни о чем не сожалею. Наоборот, я горжусь, что создал тысячи рабочих мест, дал хлеб сотням тысяч людей. «Aqrarkredit» представляет президенту различные предприятия в качестве открытия рабочих мест и развития сельского хозяйства. Однако эту работу проделали мы. Например, вы докладываете президенту о 5 тысячах гектаров ореховой рощи в Хачмазе. Но эту рощу создали не вы, а Азад Джавадов. Табаководство, хлопководство, в целом, 50% ненефтяного сектора страны создали мы. По поручению общенационального лидера Гейдара Алиева за 2 недели мы открыли филиал банка в России. В России было 1300 банков. За короткое время наш банк вошел в первую сотню. Сейчас вы привлекаете в России криминальные элементы, умоляете, чтобы вернуть кредиты. В Санкт-Петербурге возбуждено уголовное дело в связи с отмыванием грязных денег. Это и есть результат вашей работы. Я о многом могу сказать, как говорил общенациональный лидер, «этот мир – это мир борьбы». Однако не забывайте, что наступит и завтрашний день».

«Самир Шарифов присвоил выделенные для «Azərinşaat» 350 миллионов»

Гаджиев сказал, что из-за этого дела гражданину Великобритании наложили запрет на выезд из Азербайджана и даже арестовали на некоторое время:

«Его даже арестовывали на некоторое время за то, что он инвестировал сюда. Президент «Интера», гражданин Болгарии, 1 год и 6 месяцев не может выехать из страны. Бедный, не может понять, за что его держат тут».

Мы сотрудничали со следствием, показали, в чем заключается преступление. Но вы не расследовали. Вы скажете, что это дело тебя не касается, но оно напрямую касается. Самир Шарифов присвоил выделенные для «Azərinşaat» 350 миллионов. Это не считается преступлением? Почему? Почему бизнесмен Бюлент Кара не привлекается к следствию? Может быть, на сегодняшний день кто-то является неприкасаемым, но что будет завтра – неизвестно. Я не прошу, а рекомендую суду всех оправдать, вернуть уголовное дело на доследование, принять специальное решение в отношении ведущих это дело следователей и прокуроров. Если у них есть хоть суточку совести, пусть извинятся. Какое бы вы решение не приняли, это ваше дело. Но наступит и завтра».

На судебном процессе обвиняемый Ибрагим Гусейнов тоже выступил с последним словом. Он сказал, что не согласен с выдвинутыми ему обвинениями.

Дата следующего судебного процесса не обнародована.

Напомним, гособвинитель запросил осудить обвиняемых.

Прокурор Фарид Нагиев запросил для Джахангира Гаджиева 17 лет лишения свободы, для Анара Султанова, Ильгара Абдуллаева, Мамеда Джахангирова, Кянана Оруджова по 8 лет, для Ибрагима Гусейнова и Юсифа Алекперова 11 лет, Азада Джавадова 12 лет и 11 меясяцев.

Отметим, бывший председатель правления ОАО «Международный банк Азербайджана» Джахангир Гаджиев, руководившие в разное время филиалом банка «Центральный» Анар Султанов и Юсиф Алекперов, бывший директор Центрального филиала Международного банка Ильгар Абдуллаев, бывший директор Транспортного филиала Международного банка Кянан Оруджев, глава филиала банка «Нариманов» Мамед Джахангиров, директор бакинского завода по обработке орехов Азад Джавадов обвиняются по статьям 179.3.1, 179.3.2 (присвоение в крупном размере, организованной группой), 308.2 (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия), 309.2 (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия), 313 (служебный подлог), 228.1 и 228.4 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов) УК АР.