Cahangir

Сегодня в Бакинском суде по тяжким преступлениям продолжился судебный процесс по уголовному делу бывшего председателя правления ОАО «Международный Банк Азербайджана» Джахангира Гаджиева и еще 7 лиц.

На процессе под председательством судьи Афгана Гаджиева обвиняемому, бывшему директору ООО «Inter Security» Ибрагиму Гусейнову было предоставлено последнее слово.

Он отметил, что не считает себя виновным по выдвинутым обвинениям: «Я не являюсь членом ни одной организованной группировки. Не имею также отношения к вопросу кредитов банка и его управления. Я на основе контракта лишь обеспечивал охрану банка. Моей работой было защищать объекты банка, следить за оборудованием. В связи с этим я предоставлял отчет членам Правления банка Эмилю Мустафаеву и Акифу Алиеву. Кредиты, взятые на имена моих работников, потрачены на проекты, эти задолженности полностью погашены, остались только проценты. В таком случае, по какой причине вы можете обвинять нас в присвоении. Если бы мы были намерены присвоить что-либо, то не погасили бы эти кредиты. И в судебном следствии, и в предварительном следствии ни одно обвинение, выдвинутое против меня, доказано не было. Поэтому я прошу суд оправдать меня» (цитата по АПА).

Затем Джахангир Гаджиев сказал последнее слово на суде. Он заявил, что «ни в чем не виноват», а за счетов кредитов МБА были открыты предприятия.  Гаджиев считает, что эти кредиты  не могут считаться «проблемными», поскольку время их погашения не истекло: «Следствие продолжается уже 1 год и 5 месяцев. За этот период ни одного факта присвоения доказано не было. В апреле 2015 года посредством одного телефонного звонка меня вызвали на следствие. В это время я был за границей, однако вынужден был вернуться. Если бы я участвовал в присвоении, то не вернулся бы в страну. 2 мая в моем отношении было возбуждено уголовное дело, долгое время я сотрудничал со следствием. Однако в декабре было принято решение о моем аресте, и меня незаконно задержали. Абсурдом было также то, что уголовное дело вело Главное управление по борьбе с организованной преступностью. Потому что в этом управлении банковского дела никто не знает».

Дж.Гаджиев также рассказал о похищении Замиры Гаджиевой: «Гаджи Мамедов и Закир Насиров требовали у меня 20 млн манатов, чтобы освободить мою супругу».

Что же касается крупных долгов МБА, то Гаджиев считает, что об этом надо спросить министра финансов Самира Шарифова, который управляет предприятиями, получившими те самые кредиты.

Суд отложил оглашение приговора на неопределенное время.

Напомним, что ранее прокурор предложил приговорить Гаджиева к 17 годам лишения свободы.