9A28897E-3B5B-4E6F-9A23-C48CF01FE0AD_cx0_cy7_cw0_w987_r1_s_r1Президент Грузии Георгий Маргвелашвили считает, что отношения между его страной и Россией могут быть урегулированы лишь посредством «доброй воли». Он назвал нынешнее положение «странной реальностью», в которой не решаются проблемы ни одной из конфликтующих сторон.

В интервью корреспонденту Радио Свобода президент Грузии назвал «трагичной» оккупацию российской армией двух регионов Грузии. По словам Маргвелашвили, это «дань, которую грузины платят за свободу и независимость». Вместе с тем, президент отметил, что и для сограждан абхазской и осетинской национальностей тоже не открылось никакой новой перспективы. По словам Маргвелашвили, они живут на оккупированных территориях без реальной перспективы, без будущего.

«В 2008 году регулярная российская армия оккупировала два региона Грузии. Это очень трагично для нашей страны, грузинского народа, для грузинского государства. Это дань, которую мы платим за свою свободу и независимость.

Но давайте посмотрим с другой стороны: ведь и для наших сограждан абхазской и осетинской национальности тоже не открылось никакой новой перспективы! Они живут на оккупированных территориях без реальной перспективы, без будущего.

Разве какой-либо внутрироссийский вопрос решился посредством этой оккупации, этой агрессии? Я не думаю, что оккупация Сухуми и Цхинвали и то, что там стоят российские войска, как-то повлияло на уровень жизни в России, решило проблему демографии, проблему проведения реформ, то есть те вопросы, которые, насколько я знаю, теоретически стоят перед российским государством. Думаю, как раз наоборот: для России то, что она сделала в Грузии, обернулось проблемой с международным сообществом. Более того, возник вопрос достоинства: как может дружественная страна, ядерная держава, признавшая независимость Грузии в 1990-х годах и способствовавшая этому процессу, атаковать и оккупировать своих соседей – грузин, которые вместе с россиянами развивали совместную культуру, боролись с фашизмом и в каком-то смысле создавали единое культурное социальное сообщество?! Мне трудно это понять. Думаю, всё вышеописанное ложится тяжким бременем на российское государство и общество с эмоциональной и моральной точек зрения. Может быть, это и не ощущается сегодня, но в будущем оккупация Грузии не будет считаться «великим походом» русских военачальников”, — сказал он.