Бывший футболист петербургского «Динамо» Виктор Сысоев, ставший самым молодым депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга, прокомментировал свое избрание в интервью изданию «Фонтанка».

21-летний сын олимпийской чемпионки по лыжным гонкам Любови Егоровой, которая представляет в Законодательном собрании «Единую Россию», набрал больше всего голосов в 22-м округе (19,82%).

— Виктор, добрый день. Подскажите, когда вы решили баллотироваться в ЗакС?

– Я сейчас не готов отвечать на вопросы.

— Но поздравить с победой вас же можно уже?

– Можно, поздравьте.

— Кстати, вы были когда-нибудь в Мариинском дворце?

– Конечно, часто бывал. У меня там мать работает.

— Она помогала вам на выборах?

– Если только морально.

— Как много встреч с избирателями вы провели во время кампании?

– Я не буду отвечать на этот вопрос.

— Ни одной?

– Я не сказал этого, я просто ушел от ответа.

— Вы хорошо знакомы с законодательной работой, с законом о бюджете? Чем вы собираетесь заниматься в ЗакСе?

– Я — ничем. Не готов отвечать на вопросы.

— Вы же шли на выборы с определенной программой и целями?

– Наверное. Я не могу ответить, если хотите, придумайте что-нибудь сами.

— Не хотелось бы, спрашиваю, чтобы выяснить ваши взгляды и позицию.

– Когда приступлю к работе, тогда пожалуйста.

— Правильно я понимаю, что вы будете работать в комиссии ЗакСа по спорту, потому что это одно из наиболее близких вам направлений?

– Может быть.

— До этого вы, когда приходили в Мариинский дворец к маме, вы чем занимались?

– Помогал, но можно сказать, что изучал просторы дворца.

— В чем выражалась эта помощь?

– Зачем вам это знать? Я не отвечу — я скромный депутат.

— А еще самый молодой… Вам льстит такой карьерный успех?

– Мне нет, а вот остальным, по ходу да.

— Считаете, что сможете на равных общаться с более возрастными депутатами?

– Я — человек общительный, язык есть. Со всеми могу найти общий язык.

— Где вы были в ночь выборов?

– И там, и там. А где — секрет.

— На участках, видимо, или в избиркоме?

– Да, там был. Больше ничего вам не скажу.

— Можно тогда последний вопрос: выборы прошли честно?

– Конечно.

— А как же сообщения наблюдателей о нарушениях?

– Мне никто ничего не сообщал.