В Комитет по предотвращению пыток РФ за юридической помощью обратилась жительница Москвы Гюнай Рагимова. Она рассказала, что ее брата и отца на глазах у всей семьи избивали и пытали сотрудники столичного СОБР. Обоим задавали вопросы о Сирии и про терроризм, но в итоге брата задержали по подозрению в хранении наркотиков, а отца не стали даже доставлять в отдел полиции, не предъявив тому никаких обвинений.

По словам Гюнай, 30 августа в 6 утра к ним в квартиру позвонили сотрудники полиции. Ее брат – студент медицинского университета имени Пирогова Мурад Рагимов – открыл дверь и сразу же получил удар кулаком по лицу, отчего упал на пол. В квартиру забежали около двадцати сотрудников в чёрной форме и в бронежилетах с нашивками «СОБР». Все они были в масках. Сотрудники принялись избивать лежащего Мурада, а затем надели на него наручники и оттащили в кухню.

Гюнай утверждает, что ее брата пытали около трех с половиной часов. Происходящее она вместе с матерью и сестрой видела из коридора через стекло кухонной двери. Все женщины, которых также опросили правозащитники, подтверждают слова Гюнай. Они рассказывают, что полицейские сломали их обеденный стол, оторвали от него ножку и стали избивать ею Мурада. Полицейские использовали электрошокеры, били Мурада по всему телу руками и ногами, разбили о голову молодого человека хрустальную конфетницу. Помимо этого, по словам родственниц Мурада, сотрудники несколько раз душили парня пакетом. Когда Мурад терял сознание, его приводили в чувство, обливая водой и разряжая электрошокеры. Полицейские расспрашивали его про поездки в Сирию и требовали рассказать, где он прячет боеприпасы. Парень кричал, что ничего об этом не знает. Один из СОБРовцев, как говорит Гюнай, воткнул Мураду нож в левую ногу. От боли Мурад потерял сознание.

«Брат просил полиграф – детектор лжи, был готов дать на нем показания, – говорит Гюнай. – Они ему показывают электрошокер, говорят: «Вот твой полиграф!». И опять его бьют».

Гюнай утверждает, что полицейские вели себя очень цинично: пока несколько человек избивали Мурада, их коллеги угощались мороженым из холодильника Рагимовых. На мольбы женщин прекратить избиение они отвечали, что вовсе не бьют Мурада, а «целуют», находя забавными распухшие от ударов губы молодого человека.

Гюнай сообщила, что пока около пятнадцати человек пытали ее брата на кухне, еще примерно пятеро избивали в другой комнате ее отца.

Сейчас Мурад Рагимов находится в СИЗО-3 Москвы. Ему предъявлено обвинение в незаконном хранении наркотиков в крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК РФ). По словам родственников Мурада, наркотики нашли в кармане его брюк. При этом, пока его били, он был в одних трусах, а брюки ему передала сестра, когда его увозили, из того шкафа, где ранее кинологи с собаками ничего не обнаружили.

Отец Мурада Фируддин находится дома. К нему, как оказалось, правоохранительные органы претензий не имеют.

«По данному факту мы начали общественное расследование, – говорит юрист московского отделения Комитета по предотвращению пыток Анастасия Гарина. – Мы опросили двух сестер и мать Мурада Рагимова. Все они рассказали одну и ту же историю. Косвенно их версию подтверждают и соседи по подъезду, которые слышали крики избиваемых. Мы продолжим собирать факты об этом инциденте и, если информация подтвердится, сделаем все возможное для привлечения виновных сотрудников  к ответственности».