ESPCH700

Некоторое время назад в нашей прессе «перемывали косточки» осужденной Ламии Гулиевой, которая смогла загадочным образом забеременеть в условиях тюремной изоляции. Скандал, который вызвала эта история, возможно, помог женщине досрочно выйти на волю.

Похоже, определенные надежды на облегчение своего положения появились и у ее бывшего жениха Вугара Алиева, который в настоящее время отбывает пожизненный приговор в Гобустанской тюрьме. Вугар, Ламия, а также Ибрагим Исмайлов и Арзу Садыгов были арестованы в мае 2003 г. в связи с произошедшим накануне убийством Руслана Асланова — сына главы Шамкирской районной исполнительной власти Аслана Асланова.

По версии Л.Гулиевой и В.Алиева, убийство было их местью Руслану за то, что якобы он в 2001 г. склонил к половой близости Ламию  (1987 года рождения) – тогданесовершеннолетнюю ученицу 7-го класса, пообещав жениться, но обманул девушку. Спустя два года в 2003 г., Ламию (все еще школьницу) склоняет к тому же очередной жених – Вугар, который был задет тем, что она оказалась не девственницей. К тому же Руслан начал рассказывать о близости с Ламией. Пара встретилась с Русланом для выяснения отношений, что кончилось для него смертью. Причем Ламия и Вугар уверяли, что бывшего любовника убила ножом именно Ламия, а Вугар об этом ничего не знал.

Если бы следствие остановилось на этой версии, то Ламия, как несовершеннолетняя (на момент преступления), получила бы не более 10 лет, а ее жених, как пособник, меньше 15. Причем, возможно, что судом были бы приняты во внимание и смягчающие обстоятельства, т.е. история с соблазнением малолетней. Однако  у отца убитого была своя версия. Он считал, что сын был убит в качестве мести со стороны отца Вугара — Ибрагима Исмайлова, с которым у главы Шамкирской РИВ был известный всему району конфликт.

Полиция приняла эту версию, причем, по заявлению подсудимых, не обошлось без рукоприкладства, о котором они заявили на суде в октябре 2003 г. Ключевыми были признания обвиняемых, что после получения первых ножевых ранений Руслан пытался убежать, но его настиг Вугар и держал, пока Ламия его добивала… Ламия обвиниласледствие, что оно «пляшет под дудочку» потерпевшего, и что против нее с Вугаром действовал даже собственный адвокат.

Однако Суд по тяжким преступлениям согласился с обвинением, и это имело тяжелые последствия для подсудимых. Их обвинили в умышленном убийстве, половом сношении с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (Ламией), вовлечении несовершеннолетней в совершение преступления, краже, незаконномприобретении и ношении оружия, нарушении права собственности на землю, угрозе убийством и т.д.

В итоге 22 декабря 2003 г. Ламию осудили к 10 годам, а Вугар получил пожизненное лишение свободы. В дальнейшем, ближе к концу срока, Ламие добавили еще 5,5 лет по новому приговору (за нарушение дисциплины в колонии).

С точки зрения защиты, процесс имел слабые места, например, несовершеннолетняя Ламия не имела представителя, т.к. ее единственный родитель – мать тоже была арестована. Подсудимые на суде отказались от признаний, данных ими во время предварительного следствия, по их заявлению, под физическим давлением.

Эти и другие аргументы были рассмотрены 6 февраля 2004 г. Апелляционным Судом, который провел выездное заседание в Баиловской тюрьме (Следственном Изоляторе №1). Если суд первой инстанции был открытым, то на этот раз в зал заседаний, находившийся на режимной территории, не пустили ни публику, ни прессу.

Суд отказался от повторного судебного следствия и в тот же день вынес решение об отказе в удовлетворении жалобы. Все слушание, по словам В.Алиева заняло всего 5-8минут. Подсудимый подал кассационную жалобу, ссылаясь на то, что главным доказательством суд посчитал уличающее его показание его подельницы, которое она дала под давлением и от которого она в суде отказалась, и что суд не был открытым.

Жалоба была послана 26 октября 2004 г. с сопроводительным письмом, однако до Верховного Суда (ВС) она почему-то дошла лишь в январе 2008 г., когда срок для ее подачи был пропущен. На этом основании, ВС отклонил жалобу без рассмотрения и поступил так же в июне 2009, марте и июле 2010 г. Лишь после обращения к омбудсману и в международные организации, ВС 24 ноября 2010 г. восстановил пропущенный срок, возложив вину за задержку жалобы на тюремную администрацию.

Наконец, спустя 6 лет после подачи, 15 декабря 2010 г. ВС рассмотрел жалобу, отклонил ее и оставил в силе решение Апелляционного Суда. В мае 2011 г. пожизненник подал жалобу в Европейский Суд по Правам Человека, где ее зарегистрировали под № 36852/11.

В.Алиев, в частности, пожаловался на несправедливый суд (статья 6 Европейской Конвенции по Правам Человека), включая нарушение права на рассмотрение дела в разумные сроки, отсутствие открытости и справедливости судебных заседаний, использование судом незаконно полученных доказательств, отсутствие объяснения этому в вынесенных решениях. Осужденный также пожаловался по статье 13 Конвенции, что у него нет эффективного средства правовой защиты в связи с допущенным нарушением статьи 6.

26 августа 2016 г. Евросуд начал коммуникацию, сообщив правительству Азербайджана о сути этого дела, задал сторонам ряд вопросов по использованию показаний Л.Гулиевой, необходимости проведения закрытого суда в Баиловской тюрьме, длительности уголовного процесса, эффективных мерах защиты. Кроме того, ЕСПЧ запросил копии всех документов, касающихся уголовного процесса.

Отметим, что в свое время проведение закрытого судебного процесса в Гобустанской тюрьме в деле другого пожизненника дало основание ЕСПЧ посчитать такой суд несправедливым. Достаточно серьезно ЕСПЧ относится и к случаям, когда суд игнорирует заявления подсудимых о пытках и жестоком обращении. Так что предстоящее решение обещает быть интересным. Однако придется набраться терпения — между началом коммуникации и рассмотрением дела в ЕСПЧ обычно проходит не меньше года.

 

Эльдар Зейналов.