CahangirУголовное дело против главы  Международного банка Джангира Гаджиева расследовалось с грубыми процессуальными нарушениями. Это продолжилось и на суде. Об этом заявили на пресс-конференции в четверг адвокаты Фахраддин Мехтиев и Агыль Лаиджев, сообщает Туран.

Мехтиев указал на неправомерность ведения  следствия в Главном управлении по борьбе с оргпреступностью (ГУБОП) МВД.

В 2005 года высокие чины МВД были замешаны в похищении супруги главы Межбанка  Замиры Гаджиевой. Поэтому, ведение следствия структурой МВД ставит под вопрос беспристрастность расследования.

Кроме того, одна из статей обвинения — 308.2 (злоупотребление должностными полномочиями, повлекшие тяжкие последствия) УК   относится к компетенции прокуратуры.

В нарушение закона, Гаджиева 38 суток содержали в изоляторе ГУБОП, что является грубым нарушением закона. Все жалобы защиты на эти процессуальные нарушения  остались без внимания.

В то же время,  нарушаются права родных Гаджиева:  введен запрет на выезд из страны его сестры Амине Гаджиевой и ей не дают унаследовать квартиру матери.

К самому Гаджиеву не допускают нотариуса, что нарушает  его гражданские права.

С должности первого зампредседателя правления Международной страховой компании уволена племянница Гаджиева

Другой адвокат Лаиджев указал , что в 2010-2014 гг. деятельность МБА проверялась налоговым ведомством и прокуратурой. Уголовное дело было закрыто в виду отсутствия  преступных фактов.  Все проверки  МБА инициировалось министром финансов Самиром Шарифовым. Адвокат признал наличие интриги между Шарифовым и Гаджиевым.

По словам адвокатов, все крупные проекты на которые были выделены кредиты при руководстве Гаджиева успешно исполнялись, и представлялись на государственном уровне как экономические достижения страны.

На вопрос, как обстояли дела с реализацией проекта «Каспийские острова» (строительство города в море) адвокат сказал, что этого проекта нет в материалах обвинения.  По словам адвокатов, следствие инкриминирует Гаджиеву присвоение только 35 млн. манат, с чем он не согласен.

При этом Гаджиев, члены его семьи, близкие вернули  акции МБА на 184 млн. манат.

А на какие деньги эти акции были приобретены? Отвечая на этот вопрос, Лаиджев сказал, что эти акции покупались на кредиты самого же банка и кредиты были погашены.

Поскольку Межбанк было ОАО, то  при дополнительной эмиссии, не рекомендовалось приобретение акций  посторонними  лица, сказал адвокат. По его словам, такое указание было дало Гаджиеву «сверху», а  устав Межбанка допускал привилегированное положение акционеров и давал им права на внеочередное приобретение акций.

На вопрос кто  давал Гаджиеву такие указания, адвокат отказался ответить сославшись на отсутствие информации.

Судьи также стараются защитить от неудобных вопросов  ключевых свидетелей, ответственных должностных лиц Межбанка, хотя они непосредственно были ответственны за выдачу кредитов, жаловались адвокаты.

Суд также отказался вызвать на процесс представителя Минфина, обвинившего Гаджиева в выводе в оффшоры около 5 млрд. долларов. Если у Минфина были такие сведения, то почему они не передавали это следствию, сказал  Мехтиев.

Защита намерена настаивать на оправдании Гаджиева, и уже направили в ЕСПЧ жалобу на арест бывшего главы МБА.