karimov«Пришел конец одному из самых жестоких диктаторов на свете, человеку, который когда-то велел сварить своего противника заживо», — пишет The Financial Times в редакционной статье, комментируя кончину президента Узбекистана Ислама Каримова. Теперь Узбекистан, где власть не менялась с 1991 года, ожидает неопределенная ситуация. Это чревато последствиями для Центральной Азии, где усиливается угроза со стороны радикального ислама.

По предположениям издания, потенциальные преемники Каримова уже договорились о том, кто займет его место. Но, если смена власти будет плохо организована или оспорена, может возникнуть вакуум, которым попробуют воспользоваться группировки радикальных исламистов. Из Узбекистана нестабильность может перекинуться на соседние страны, говорится в статье.

Возможно, также начнется соперничество зарубежных стран за влияние в Узбекистане. Каримов «уравновешивал интересы, отвергая попытки постсоветской реинтеграции, которые предпринимаются Россией. Но президент Путин, считающий Узбекистан частью протяженной зоны влияния Москвы, теперь, возможно, сочтет смену руководства шансом для себя», — рассуждают авторы статьи. Для Китая Узбекистан — многообещающий рынок, для США он служил коридором снабжения войск в Афганистане.

«Кто бы ни стал новым лидером, если этот человек сумеет стать преемником Каримова и уравновесить факторы нажима, он вряд ли (по крайней мере, первое время) будет намного менее авторитарным правителем, чем Каримов. Поэтому Запад окажется перед той же неутешительной дилеммой, как и при покойном президенте: «Нужно ли ставить стратегические интересы выше поддержки прав человека?» В щекотливой обстановке Центральной Азии геополитика, вероятно, одержит верх», — прогнозирует газета, пишет «Инопресса».