754694412922153-1-1

Лидер «Наследия» Раффи Ованнисян во время последней пресс-конференции намекнул, что арест членов «Наследия» направлен против «Наследия» в предвыборный период. Издание «Аравот» поинтересовалось у депутата от «Наследия Заруи Постанджян, намеренно ли власти удерживают членов «Наследия» в тюрьмах, чтобы нейтрализовать их на период выборов в органы местного самоуправления?

Она ответила: «То, что наших соратников изолируют специально, это однозначно. Запрет действует для всех: не разрешается заходить и видеться с ними, хотя это незаконно. Депутат парламента должен иметь право на беспрепятственный вход, независимо от того, поставлен запрет или его нет. Вопрос в том, что только «Наследие», в качестве политической силы, выступило с заявлением в первый же день, и обвинило Сержа Саргсяна. Мы выразили солидарность, и во время всех событий находились там. Если есть серьезная политическая поддержка идее народного восстания, это с их стороны воспринимается уже как серьезный вызов. Когда применяется сила и насилие в таком количестве и качестве, это означает, что они испугались. Если ты уверен в своих силах, то не будешь устраивать таких репрессий. В эти дни столкновений они были готовы. Просто столкновение произошло по двум фронтах. Там не было провокаторов, они специально пришли для нападения. Люди стояли мирно, и поводов для провокаций не было. Сказали: мы пришли, и сейчас вас будем бить. Публично не было заявлено – просим вас всех разойтись, митинговать здесь больше не разрешается. Ни одного публичного предупреждения, что дается какое-то время, чтобы разойтись. Они прибыли, чтобы специально напасть на мирных демонстрантов, и это было заранее запланировано и проинструктировано».

Издание напомнило, что в день столкновений заместитель начальника Полиции Левон Ераносян, Ашот Карапетян говорили об этом – почему людей привели сюда с площади Свободы, и кто привел? Полицейские призывали не делать этого, Заруи Постанджян ответила: «Я не знаю, как получилось, неважно, но они там запланировали больше, для них удобней было сломать нас и разгромить на улице Хоренаци. Поэтому они врывались в дома людей. Они должны были все сделать, но условия в Сари тахе они не просчитали, как должны были устроить наш разгром».