VQnPB9uEBq3BSdd-GTfGCAВ ночь на 16 июля сего года в братской для Азербайджана Турции имела место  неудачная попытка военного переворота. Анализ обстоятельств этого кризиса представляет Турцию в новом свете. А именно, активное выступление народа против попытки военного переворота стало неожиданным фактором в современной политической жизни Турции. Выяснилось, что демократия в Турции уже пустила прочные корни, а демократический процесс стал необратим. Дело не только в том, что масса людей живым щитом стала на пути танков в разных улицах Стамбула или Анкары. Дело еще и в том, что  основная часть танкистов не повела танки на народ, а пошла на переговоры с людьми, лишь от них узнав, что происходят не учения, а идет переворот. То же самое имело место и в отношениях солдат с блокировавшими их массами людей на улицах, на стратегических мостах. Солдаты, узнав от граждан,  что их обманули стали сдаваться  законной власти. Таким образом, народ и в гражданском одеянии, и в военной форме сказал «нет» перевороту. Этого не было в предшествующих переворотах. Значит, в ментальности и умонастроении народа Турции  произошли глубокие качественные изменения  демократического характера.  Выяснилось, что мятеж охватывает главным образом высшее и среднее звено командиров.  В этих условиях даже если военным удалось бы перехватить власть, они долго не удержали бы ее, потому что та часть народа, которая  в шинелях перешла бы на сторону демократических  слоев населения. Итак, сегодня в Турции уже невозможны победоносные военные перевороты, а смена власти будет происходить лишь демократическим путем. Это важный вывод для понимания того, куда будет дальше идти Турция.

Дело в том, что в части аналитических оценок  политологов делается вывод, что Турция после подавления путчистов якобы пошла по пути установления авторитарного правления  президента Реджепа Тайипа Эрдогана, стремящегося внедрить президентскую форму правления, что теперь Эрдоган и его партия будут внедрять более радикальный ислам. Я считаю, что и в условиях президентской республики никакой         исламизации или введения авторитарного авторитарного правления Эрдогана в Турции не будет. Дело в том, что, если Эрдоган попытается злоупотребить властью, чтобы ввести авторитарный режим  или провести радикальную исламизацию, то против себя он увидит  ту массу народа, который вышла на защиту демократии в дни путча. Сегодня демократические ценности вошли в сознание турецкого народа настолько глубоко, что он никому уже не позволит покуситься на демократию, права и свободы человека.

В то же время, очевидно, что в Турции имеется потребность в усилении  вертикали власти и переходе к смешанной  президентско-парламенской республике. Для этого требуется несколько укрепить президентскую власть, но при достаточно уравновешивающей роли законодательной и судебной ветвей власти. Этого требуют и внутриполитические и внешнеполитические вызовы, перед которыми оказалась Турция. Причем, полагаю, борьба с внешнеполитическими вызовами для Турции даже важнее борьбы с курдскими террористами из Рабочей партии Курдистана (РПК). Дело в том, что основную силу сегодня РПК черпает не внутри Турции, а из  внешних источников. Курды  восточных районов массово бегут от РПК  в центральные и западные районы Турции. На востоке Анатолии сегодня осталось меньшинство курдского населения. Курды, переехав в иные районы страны, быстро адаптируются и не хотят участвовать в войне РПК против государства. Если бы не помощь внешних антитурецких сил, то РПК давно заглохла бы в Турции. Но это вмешательство есть и здесь на переднем плане мы видим армянских террористов АСАЛА, а также  из Армении. Такой же внешней силой выступает и общественное движение нурсистов во главе с Фетхуллахом Гюленом, которого представляют как исламского  общественного деятеля, бывшего имама и проповедника.  Он имеет мощную сеть влияния  в мире через систему образования в виде 1200 школ в 140 странах мира, его  псевдорелигиозное движение «Хизмет» в Турции имеет 6 миллионов последователей, он владеет предприятиями,  банками, сетью СМИ.  По данным СМИ его бизнес-империя включает 30  тысяч предприятий с ежегодной прибылью $25 млрд. Возглавляемая им секта нурсистов по существу является квазирелигиозной сектой, проповедующей сотрудничество ислама с  христианством   на базе борьбы с безбожием  и развратом.  Как видно,  Гюлен обладает колоссальными ресурсами, чтобы вмешиваться в ход процессов в Турции и в иных странах. Особо актуальна для гюленистов  работа в среде высших эшелонов  власти. Они активно используют для этого сеть своего образования, СМИ.  В школах Гюлена не проповедуется ислам, при  этом там дают хорошее образование, привлекая этим родителей.  Через детей гюленисты и пытаются воздействовать на родителей, особенно на тех из них, кто представлен во власти. У гюленистов официально нет  какой-либо   программы, которая излагала бы их цели и задачи. Но они негласно проводят четкую политику присасывания к высшим эшелонам власти.

Подобная искусная сеть влияния опасна для национальной безопасности исламских стран, поскольку эту сеть могут использовать  США, иные страны Запада для реализации своей политики.  В этом смысле особо лакомым куском является Турция, где особенно сильны позиции Гюленовской сети влияния. Турция это страна со сложным национальным составом, там хоть и превалирует тюркский фактор, но есть немало среди турок тех, кто имеет иные этнические корни – лазы, курды, арабы, болгары, армяне, кавказские народности и т.д. Немало среди турок и тех, кто скрывает свои нетюркские корни. В такой многоэтничной среде интегрирующим для Турции фактором является ислам умеренного толка. В ситуации глобализации умеренный ислам облегчает борьбу с нивелирующим воздействием Западной культуры и глобализации. Такой тип ислама сегодня в Турции выступает в форме идеологии Партии Справедливости и Развития  Тайипа  Эрдогана. Но пропаганда в Турции псевдоисламских  идей Гюлена бьет именно по этой интегрирующей роли умеренного ислама в Турции, выступая в качестве проводника Западного влияния.

Гюлен применяет тактику скрытных действий, тайного масонского стиля работы. В интернете есть статьи, относящие Гюлена к членам верхушки масонов. Сегодня особенно активно миром пытается управлять масонская организация. Полагаю, что сегодня масонская организация делает особый акцент на использовании в своих целях этнического фактора.  В качестве версии могу предположить, что в стратегию масонов входит выдвижение на верхи той или иной страны своей тайной этнической креатуры из представителей не титульного народа. Например, во главе террористов ИГИЛ стоял Аль-Багдади, который оказался евреем, во главе секты «Нурчу», организации «Хизмет» стоит Фетхуллах Гюлен, об армянских корнях которого также говорят, или во главе террористов PПК стоит Оджалан тоже с армянскими корнями, а сколько во власти России, даже стран Запада стоит евреев – не перечесть.  Я не хочу сказать, что все евреи или армяне во власти в тех или иных странах есть обязательно представители масонов. Но именно эта этническая  среда является любимым инструментом воздействия масонов.

Да, возможно, что Гюлен и не участвовал явно в  попытке переворота в Турции. Однако, именно в Турции его сторонники хорошо организованы именно в военных и полицейских структурах, судебной ветви власти.  Поэтому эти силы могут отменно организоваться и без личного участия Гюлена. Этим они и представляют особую опасность, ибо в условиях, когда их позициям грозит чистка, они могут выступить против власти, что и произошло в ходе попытки переворота 16 июля сего года.  Гюлен и его организация есть реальная опасность для независимого от Запада курса Турции и эту опасность надо выкорчевывать.

Работа по выкорчевыванию началась и затронула около 50 тысяч полицейских, военных, судей и других лиц, представленных во власти.  Много ли это? Не думаю, если исходить, что население Турции 85 миллионов человек. Для сравнения, например,  в результате военного переворота в Турции 1980 года было задержано от 250 до 650 тыс. человек,  а в «черные списки»  попало полтора миллиона человек.

Наконец,  хотел бы выделить и еще один момент в причинах серии переворотов в Турции в 20 веке. Этот момент обычно не выпячивают. Этот момент я увязываю с борьбой за власть двух базовых тюркских этнических основ в Турции. А именно,  речь идет о борьбе между, условно скажем, анатолийским, или азерским субэтносом и османским субэтносом. Азеро-сельджукский субэтнос я рассматриваю как единый по корням  этнос, происходящий из тюркоязычного племени каспиев, живших и к востоку, и к западу от Каспия.  Именно Азеро-сельджуки  по существу и образовали в Анатолии начальный тюркский базис  в 11 веке, после отвоевания у Византии основной территории полуострова. В Конийском султанате использовался азерийский язык.  В Византии же  из тюркских племен, пришедших на Балканы в 9 веке через северное Причерноморье,  складывался другой тюркский османский субэтнос. Этот субэтнос служил у Византии в качестве ее военной силы. Именно эти османы, жившие  на западе Анатолии и Балканах, и перехватили власть в 14 веке у азерского субэтноса.  В дальнейшем удержание власти османами превратило их во властвующий субэтнос, на основе которого формировалась турецкая народность и нация. Азерский субэтнос так и не смог восстановить свою власть, хотя и обладал численным превосходством. Но азерская народность не умерла, а организовалась именно в религиозной сфере. Так, азерлийская по корням Конья сегодня есть религиозная  столица Турции, а проповеди ведутся там на старом языке «эски туркче», который по существу является азерийским языком.  Борьба за власть азерского субэтноса в 20 веке выражалась в форме религиозных выступлений, которые и подавлялись военными переворотами.  Очередная попытка военного переворота 16 июля, на мой взгляд, вновь была направлена против азерского субэтноса, который начал выходить из спячки. На этот раз у военных не получилось. Думаю, программа этнического реванша 30 миллионого азерского субэтноса в Турции уже необратимо запустилась.  Аналогично  идет возрождение 45 миллионного  азерского этноса в Иране. К чему это приведет? По моим  и аналитическим выкладкам, и по дешифрованным мной ценным эзотерическим данным эти процессы приведут к образованию в 2033 году новой конфедеративной супердержавы Азеристан в  составе Азербайджана, Ирана и Турции и с центром в Баку. Супердержава Азеристан и станет возрождением азерлийской сельджукской супердержавы 11 века.

Так что, хочу пожелать президенту Турции Тайипу Эрдогану успехов в искоренении враждебных  азерлийской перспективе Турции структур Фетхуллаха Гюлена.

Азер Гасанли

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции