Оценка боеспособности вооруженных сил любого государства (тем более сравнительная оценка двух армий) — дело чрезвычайно сложное и учитывает очень большое число факторов и условий. Тем не менее, турецкая армия, если не принимать во внимание ядерное оружие, считается второй после США по своему боевому потенциалу среди стран-членов НАТО, военного блока, куда Турция входит с 1952 года. Об этом говорится в материале русской службы Би-би-си.

Согласно индексу Global Power, вооруженные силы Турции находятся на последнем месте в десятке самых боеспособных в мире (Россия в нем находится на втором после США). Этот рейтинг учитывает множество факторов, включая как численность вооруженных сил, количество техники, так и ВВП, финансовое состояние, и даже такие промышленные показатели, как производство электроэнергии.

Численность вооруженных сил, по оценкам Global Power — более 400 тысяч человек (в России — более 760 тысяч), в резерве числятся более 185 тысяч (более 2,4 миллиона в России).

Турецкие ВВС уступают российским в количестве, в их составе 1020 самолетов — против почти 3,5 тысяч у России. Соотношение истребителей — 223 к 769.

В их составе имеются собранные по американской лицензии F-16 серий C (168 единиц) и D (40 единиц), значительная часть из которых модернизирована по программе Block 50.

Это современные машины поколения 4+, которые не уступают по своим боевым качествам российским Су-30СМ, которые дислоцированы в Сирии, и которых на авиабазе в Латакии всего полтора десятка. Остальные самолеты — устаревшие F-4 разных модификаций.

В турецкой армии 3778 танков (из них примерно 300 — современные Leopard 2, остальные — более старые Leopard 1, M60, M48).

ВМС Турции также уступает по числу вымпелов российскому ВМФ — 115 единиц против 352.

У Турции гораздо слабее наземные системы противовоздушной обороны, оперативно-тактические ракетные комплексы. Однако в вооруженных силах хватает легкой бронетехники, реактивной, самоходной и буксируемой артиллерии.

Политическая география

Сами по себе эти цифры не отражают в полной мере соотношение сил двух стран, поскольку они не учитывают множество факторов, один из которых — географическое расположение страны.

К примеру, в Черном море у России имеется всего один ракетный крейсер, один большой противолодочный корабль, три сторожевых корабля дальней морской зоны, шесть малых противолодочных и четыре малых ракетных корабля, две дизельных подлодки. В составе ВМС Турции — 16 фрегатов, восемь корветов, 13 дизельных подлодок.

Турецкие вооруженные силы сконцентрированы в одном регионе. Хотя Турция — довольно большое государство по меркам региона, и у нее непростые отношения со многими соседями, но территория и протяженность ее границ значительно меньше, чем у России.

Турецкий флот, к примеру, дислоцирован всего в двух морях — Эгейском и Черном, которые расположены рядом друг с другом.

Прохождение военных кораблей и гражданских судов через проливы регулируется Конвенцией Монтрё от 1936 года. Согласно этому документу, Анкара вправе закрыть Босфор и Дарданеллы для военных кораблей, только если будет находиться в состоянии войны.

Однако официально объявленная война, может также запустить механизм коллективной безопасности Североатлантического договора — его 5 статья рассматривает нападение на одну страну, равно как и на ее вооруженные силы, как нападение на все страны альянса. В этом случае любому противнику Турции придется иметь дело с вооруженными силами НАТО.

Боевая подготовка

Еще один фактор, который оказывает серьезное влияние на ход любого конфликта, — это подготовка армии и моральное состояние военнослужащих.

Турецкая армия, по оценкам экспертов, является одной из самых подготовленных в регионе и мире. Ее тренируют по стандартам НАТО.

Как отметил в интервью Би-би-си эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко, турецкие военные имеют боевой опыт.

«Конечно антипартизанские действия против курдов, это довольно специфический опыт, но все-таки обстрелянный солдат всегда лучше необстрелянного… Турецкие вооруженные силы — это очень серьезная величина», — сказал он.

Как и российские вооруженные силы, турецкая армия проводит в последнее время довольно много тренировок и учений, в частности, это касается летчиков.

«В Турции развита система подготовки летчиков. Налет у них сравнимый — налет у них примерно сотня часов, как и у нас. У них несколько больше тренажеров, у нас больше фактического налета», — рассказал военный обозреватель Илья Крамник.

Элита под ударом

Как рассказал Би-би-си турецкий эксперт, приглашенный профессор Карнеги-Европа Синан Улген, военные в Турции традиционно являются элитой общества.

«Это один из самых уважаемых и дисциплинированных институтов общества. Такое отношение к военным — одна из турецких традиций, которая уходит корнями в историю», — сказал он. Правда, по словам профессора, у этого фактора есть и негативная сторона.

На протяжении всего ХХ века военные считали себя хранителями устоев светского турецкого государства, заложенных Кемалем Ататюрком, и без колебаний отстраняли от власти законное правительство, если видели угрозу конституционному порядку.

Они совершили три переворота в период между 1960 и 1980 годами и имеют давнюю историю противостояния с правящей в стране Партией справедливости и развития. Эту традицию удалось разрушить в начале 2010-х годов..

«Было нанесено несколько юридических ударов по армии […] с тем, чтобы ослабить ее политическое влияние. Они оказались успешными. Однако это негативно повлияло на боевой дух военных. Многие из высшего командования оказались в тюрьме за преступления, которые они не совершали», — рассказал Улген.