151125143359_erdogan_putin_624x351_afp_nocredit

И относительно примирения Турции с Россией

Председатель Исламского комитета России, азерлиец по своим корням Гейдар Джемаль нередко представляет интересные политологические анализы. В этом смысле его постановка вопросов в  интервью в июле сего года порталу Новости-Азербайджан  достаточно оригинальна (http://minval.az/news/123602891). Вместе с тем уместно уточнить ряд  моментов.

Джемаль  представляет  письмо Эрдогана Путину как результат давления Китая и Великобритании  на Турцию с тем, чтобы не допустить вспышки вооруженного противостояния между Россией и Турцией. По Джемалю, Китай в этом заинтересован, поскольку  Турция  является конечным пунктом Нового Шелкового пути.  По логике вещей вроде бы это письмо Эрдогана должно обеспечить стабильные отношения между Турцией и Россией.  Однако, по мнению Джемаля,  «К сожалению, соображения о том, что письмо Эрдогана отвело от Турции риск вооруженного конфликта или, по крайней мере, отсрочило его, могут оказаться иллюзиями». Почему иллюзиями? Он не поясняет.

Я не считаю, что урегулирование отношений между Турцией и Россией иллюзорно, поскольку Россия отчаянно заинтересована в демонстрации прорыва блокады России со стороны  Запада хотя бы на одном серьезном направлении, в данном случае турецком направлении. России нужен рынок Турции, как и Турции рынок России. В этом смысле в условиях нарастающего кризиса в России фактор Турции приобретает для России все более важное значение. Поэтому я считаю, что Эрдоган чуть поторопился с письмом. Еще немного надо было выждать и власти России в условиях нарастающего кризисного стресса сами выступили бы инициатором  нормализации  отношений с Турцией.

Также не следует переоценивать значимость письма Эрдогана в плане борьбы с курдскими сепаратистами, которых поддерживает Россия. По Джемалю, это письмо якобы ослабит решимость Турции в борьбе с курдскими террористами. Борьба против претензий курдов на земли Турции и других стран региона будет со стороны этих стран лишь нарастать, пока курды не поймут, что у них нет достаточной силы, чтобы создать Великий Курдистан на чужих землях. Поддержка курдов со стороны тех или внешних сил вещь временная и скоро заглохнет, ибо решающим долгосрочным фактором в регионе Ближнего Востока является  тюркский фактор, особенно по мере возрождения 90 миллионного азерского этноса, который в 2033 году создаст новую конфедеративную супердержаву Азеристан в составе Азербайджана, Турции и Ирана со столицей в Баку. Мы, азерлийцы, и есть будущие хозяева этого региона. Этот тезис я аргументировал в своей разработке «Предстоящие в XXI веке стадии развития и реализации азерлийской национальной идеи» (есть в интернете). Основные положения моей азерлийской национальной идеи нашли полное подтверждение в раскрытых затем впервые мной футурологических  секретах картины Сальвадора Дали «Геополитический ребенок, наблюдающий за рождением нового человека», которые полностью подтверждаются моим оригинальным анализом секретов Пророчеств Мишеля Нострадамуса. Образно говоря, Азеристан и станет тем ведущим звеном, которое будет во главе процессов развития в мире новой прогрессивной и очень сильной посткапиталистической танмаядарной формации, которая и даст Азеристану огромную экономическую, а значит и политическую мощь.

Далее, несколько странен пассаж Джемаля, что Великобритания «…начинает собственную игру против США, и в этом контексте ей необходимы такие партнеры, как Китай и Турция». Это нереально. Для чего, Великобритании, этой верной мартышке гориллы США, начать борьбу со своим сюзереном, и какую борьбу, во имя чего, с  какими средствами? Полагаю,  именно логика  превалирующего геополитического подхода Джемаля и привела его  к  искусственной конструкции Великобритания – Турция – Китай, исходя из того что Великобритания и Китай этой крайние пункты Великого Шелкового пути, а Турция срединный компонент. Это довольно механистический подход, когда благодаря искусственным умственным конструкциям пытаются желаемое выдать за действительное.  В подобных анализах нельзя опираться лишь на геополитический аспект. Как бы ни была важна геополитика, но для понимания глубинных мотивов поведения тех или иных стран надо опираться, прежде всего, на экономическую составляющую политического поведения стран. Все остальные моменты имеют лишь дополнительное  корректирующее значение.

На мой взгляд, Джемаль несколько преувеличивает фактор  личности Эрдогана во внутренней и внешней политике Турции. Дело в том лишь внешне политика Турции выступает как деяние ее политического лидера. На самом деле управляют ситуацией в Турции в первую очередь законы функционирования в основном уже утвердившегося в ней демократического общества. Эти законы заставляют лидеров считаться не со своими капризами и пожеланиями, а с объективными экономическими и политическими интересами общества.  Именно это и стоит, на мой взгляд,  в основе направления письма Эрдогана к Путину и улучшении отношений Турции с Россией и Израилем. Тем самым Эрдоган признает,  что его некоторые амбициозные и волюнтаристские действия  в отношениях с Израилем и Россией, в попытке позиционирования Турции как лидера исламского мира не нашли адекватной поддержки в турецком обществе. Этот груз оказался Турции не по плечам, и потому произошла корректировка политического курса в направлении ее более адекватной увязки с реальными возможностями Турции, которые пока не столь велики, как хотелось бы.

Наконец, Джемаль говорит, что «Карабахский конфликт может быть урегулирован только в ходе большой войны». Что он имеет здесь в виду?  Если он имеет в виду участие в войне за Карабах Турции на нашей стороне, а России на стороне Армении, то,  думаю, он заблуждается.  Да, Турция и Иран будут на нашей стороне, поскольку просыпается национальное самосознание азерлийцев в Турции и особенно активно в Иране. Россия это знает и потому не сунется в войну на стороне Армении. Россия все активнее слабеет экономически и серьезную войну против нас она просто не потянет и надорвется, что может стать для нее крахом. Поэтому Россия в ближайшие три года будет  все активнее дистанцироваться от Армении. Это позволит устранить даже намек на большую войну. Мы сегодня пошли на временный компромисс не с Арменией, а с Россией. Смысл компромисса в том, чтобы дать России время на тихий уход из нашего региона в течение ближайших трех лет. А проблему возвращения и Карабаха, и Западного Азербайджана мы решим, на мой взгляд, в 2020 году  блицкригом нашей армии. К тому времени Армения в значительной мере растеряет свое население, которое просто активнее начнет  сбегать из Армении по мере выхода России из региона. Думаю, нам даже и воевать на полную мощь не придется,  поскольку к тому времени в Армении просто не останется сколь-либо серьезной силы, которая могла бы оказать какое-либо значимое сопротивление нашей мощи. В Карабахском вопросе стратегическая инициатива сегодня полностью находится  на стороне Азербайджана, нам надо лишь грамотно ею распорядиться, чтобы раз и навсегда устранить на нашей священной земле внедренный еще царской Россией в 19 веке агрессивный армянский фактор.

Азер Гасанли