Трое итальянских журналистов (Брамбилья, Де Сальво и Альфано) прослушивали радиопереговоры между полицейскими (карабинерами), чтобы быть в курсе их перемещений и, прибыв на место преступления, подготовить репортаж для своей газеты. Они считали, что таким образом они осуществляют свое право на выражение мнения. Брамбилья был директор интернет-газеты, а двое других журналистов работали на это издание.

1 августа 2002 года они прибыли на место полицейской операции одновременно с карабинерами, которым это показалось подозрительным. Обыскав машину, полицейские обнаружили радиоаппаратуру. Обыск в офисе газеты дал полицейским и другую аппаратуру для радиоперехвата.

Против журналистов было начато уголовное дело.

9 ноября 2004 года Окружной суд Лекко оправдал журналистов. Применявшееся оборудование не было запрещено, а прослушивание радиопереговоров не составляло уголовного преступления.

Другой точки зрения придерживался Миланский апелляционный суд, который 15 мая 2007 года посчитал, что связь между полицией конфиденциальна и ее прослушивание наказуемо. Все трое были приговорены к условному сроку лишения свободы, а аппаратура была конфискована.

Это решение было поддержано Кассационным судом 28 октября 2008 года, который отметил, что право на свободу прессы не должно создавать прецедента с незаконным прослушиванием переговоров правоохранительных органов.

Потратив 6 лет в национальных инстанциях, журналисты обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой №22567/09 на нарушение свободы выражения мнения, гарантированного статьей 10 Европейской конвенции по правам человека.

Евросуд отметил, что журналистам не запретили доводить новости до публики, так как прослушиваемая ими информация была конфиденциальной (не предназначалась для опубликования). Поэтому ЕСПЧ поддержал аргументацию местных судов, подчеркнув необходимость защиты национальной безопасности и общественного порядка.

ЕСПЧ повторил, что «понятие ответственной журналистики требует, чтобы журналисты, действующие в ущерб обязанности подчиняться уголовному закону, знали, что они рискуют подвергнуться правовым санкциям, включая уголовные». В данном случае, журналисты, ища материалы для своей газеты, действовали в манере, нарушающей уголовное право. В частности, итальянский закон в общих выражениях запрещает прослушивать разговоры любых лиц, не предназначенные для чужого слуха. А в данном случае, журналисты использовали для прослушивания специальную технику, которая была конфискована.

То, что тюремные приговоры журналистов сделали условными, означало, что национальные суды учли и обязанность журналистов подчиняться закону, и их журналистскую деятельность, которая при реальном тюремном сроке была бы ограничена.

Соответственно, ЕСПЧ считает, что в этом деле не нарушена статья 10 конвенции.

Всего с момента инцидента до вынесения решения Евросуда 23 июня 2016 года прошло почти 14 лет.

 

Эльдар Зейналов.

Газета Эхо