Screenshot_3

В Москве прошла презентация книги «История транснационального армянского терроризма в XX столетии» историка Олега Кузнецова —  кандидата исторических наук, проректора по научной работе Высшей школы (института) социально-управленческого консалтинга. Многие годы он проработал в структурах Министерства юстиции и пограничных органов ФСБ. Автор более 150 научных работ по истории стран Восточной Европы и Передней Азии в эпоху позднего средневековья, теории процессуального права и судопроизводства, истории международных отношений.

Тема транснационального армянского терроризма рассматривается автором в историческом, юридическом, политологическом и культурологическом аспектах. В работе обобщены сведения более чем 50 исследований российских, армянских, американских, британских, израильских, азербайджанских и турецкий ученых по данной проблематике, также впервые вводятся в оборот ранее засекреченные архивные источники и документы спецслужб США и СССР.

Олег Кузнецов рассказал «Вестнику Кавказа», что в свое время входил в состав рабочей группы, занимавшейся российским уголовным законодательством в сфере противодействия преступлениям террористической направленности: «Тогда модернизация права стала отправной точкой для интереса к отдельным разновидностям террористической деятельности, прежде всего, национально окрашенной. Все мы прекрасно знаем, что Северный Кавказ был регионом террористических атак. Мне как профессиональному историку по первому образованию захотелось выяснить, откуда пошло начало этому явлению, почему это произошло в России».

Кузнецов напомнил, что в 1977 году первый взрыв в московском метро совершили не исламские, а армянские террористы. В результате серии терактов в Москве 8 января 1977 года погибли 7 человек, 37 получили ранения. В конце октября те же преступники планировали совершить теракт на Курском вокзале, но бомбу сумели вовремя обнаружить.

Чтобы понять, почему в СССР стала возможной террористическая активность одного из сегментов советского народа, историк начал изучать армянский национализм и вышел на идеологию политических партий армянских начала XX века, которые провозгласили терроризм средством борьбы за обретение национальной государственности.

По данным Кузнецова, формирование армянской политической нации на всем полуторавековом протяжении ее этногенеза проходило под аккомпанемент выстрелов и взрывов, а важнейшими вехами на этом пути были политические убийства и иные террористические акты. Национально-религиозный экстремизм и политический терроризм были основной движущей силой социальной трансформации и модернизации армянского народа, без воздействия которых он вряд ли смог бы за столетие — временной промежуток по меркам всемирной истории ничтожный — проделать революционный по интенсивности трансформации цивилизационный скачок из социума эпохи Раннего Средневековья в индустриальное общество. К сожалению, столь интенсивная социальная модернизация этого народа была оплачена жизнями многих сотен тысяч людей — как самих армян, так и погибших от их рук представителей мусульманских и европейских народов. Современная армянская нация, появившаяся на политической карте мира четверть века назад, стала логичным и закономерным продуктом национально-религиозного экстремизма и политического терроризма, целенаправленно проводившихся в жизнь с последней четверти XIX и до конца ХХ столетия, полагает исследователь.