23 iyun kollaj

Переговоры по Карабаху, прошедшие в Санкт-Петербурге при посредничестве Владимира Путина, находятся в центре внимания аналитиков. Все внимание направлено на то, была ли достигнута какая-либо договоренность и на риски развязывания новой войны. Потому что официальные заявления, как всегда, состояли из протокольных фраз.

По мнению некоторых политических наблюдателей, из-за того, что процесс только начался и проходит в закрытом режиме, пока рано раскрывать какие-либо результаты. То есть, тут вопрос конфиденциальности. Тем не менее, комментарии и оценки в определенной степени проливают свет на детали переговоров в Санкт-Петербурге. Рассмотрим последние заявления и комментарии.

***

По мнению члена Общественной палаты России, директора Института политических исследований, политолога Сергея Маркова, эта встреча была проведена не для галочки:

«Во время встречи был достигнут серьезный прогресс по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Эта была одна из встреч, проведение которой было важно для принятия решения в ближайшем будущем. Четырехдневная война в начале апреля показала, что конфликт обязательно должен быть урегулирован. В этом вопросе Москва однозначно разделяет позицию Баку. Россия также уже не является сторонником того, чтобы этот конфликт оставался в замороженном состоянии. Поэтому активность в последнее время Москвы в этом вопросе весьма ощутима. Ереван же конечно заинтересован в том, чтобы конфликт оставался замороженным».

По мнению политолога, тот факт, что трехстороння встреча в Санкт-Петербурге была проведена без участия помощников и министров иностранных дел,  доказывает глубокую содержательность и важность принятых решений.

«Президенты обсудили Казанскую формулу. Было обсуждено возвращение Азербайджану сначала пяти, затем поэтапно двух прилегающих к Нагорному Карабаху районов с условием сохранения коридора в Армению, а также размещения миротворцев между Нагорным Карабахом и прилегающими к нему районами. Лишь после всего этого было обсуждено предложение о проведении переговоров по статусу Нагорного Карабаха», — заявил Марков.

По словам Маркова, нераскрытие деталей встречи указывает на то, что встреча в Санкт-Петербурге действительно имела реальное содержание.

«Когда на встречах принимаются важные решения, посредники обычно держат их в тайне. Я считаю, что итоговое соглашение будет подписано после проведения еще двух-трех таких встреч. Сейчас встречи направлены на устранение разногласий по пунктам казанской формулы. Эти разногласия связаны с такими вопросами, как предоставление Армении одного или двух коридоров, возвращение на предварительном этапе 5-6 или 7 районов, необходимость проведения референдума в будущем, упоминание в итоговом соглашении резолюций ООН. По-моему, такие спорные вопросы будут решены на встречах ближайшего будущего», — отметил политолог.

***

Официальный Баку впервые обнародовал информацию о достижении на встрече президентов в Санкт-Петербурге соглашения по урегулированию карабахского конфликта. По информации ANS TV, об этом рассказал замглавы Администрации Президента Новруз Мамедов.

По его словам, в Санкт-Петербурге стороны достигли договоренности о поэтапном урегулировании конфликта.

«На этой встрече преимущество было отдано поэтапному решению конфликта. То есть, отныне в урегулировании конфликта необходимо продвигаться поэтапно — освобождение пяти районов Азербайджана, потом еще двух районов и определение коридора. Затем определение статуса Нагорного Карабаха. В этом направлении, в принципе, стороны достигли договоренности», — сказал Новруз Мамедов.

«Я уверен, что в Санкт-Петербурге был согласован секретный военный поэтапный план».

Об этом заявил axar.az депутат Захид Орудж. Он коснулся очень важных деталей петербургской встречи:

«Карабахские переговоры еще никогда не привлекали настолько пристального внимания стран региона и других государств. Так, Москва и Баку, углубляя между собой  военно-политическое сотрудничество, избрали «поэтапный военный путь». В любом случае, приостановивший 5 апреля военные действия  Путин, не мог навсегда выпустить из рук политическую инициативу».

По его словам, после апрельской войны сложная политико-дипломатическая борьба за Кавказ усилилась:

«Ввиду того, что в настоящее время отношения между Москвой и Азербайджаном переживают самые хорошие времена во всей своей истории, между Ереваном и Москвой же, наоборот, самые плохие за последние 100 лет, Президент Ильхам Алиев прогнозирует позитивные результаты переговоров для Азербайджана. В действительности, военное статус-кво уже изменилось и следует закрепить его политически. Ильхам Алиев направился в Санкт-Петербург, имея за собой результаты четырехдневной войны и начавшиеся крупномасштабные военные учения 25-тысячной армии. Саргсян же приехал, дав по «башке» 5 генералам, имевшим заслуги в карабахской войне и считающим себя правыми, претендуя на высокое положение во властных структурах, а также имея глубокий конфликт с политическими и военными силами».

Захид Орудж, считающий эту встречу звеном успешного процесса, несмотря на ее секретность, уверен, что в Санкт-Петербурге был согласован секретный военный поэтапный план:

«Речь вовсе не шла о поэтапном мирном процессе. Азербайджан не против активности России и ее планов по обеспечению безопасности региона. Это видно и по уверенности Президента по возвращении из Петербурга. Не стоит забывать, что продолжение карабахского конфликта наносит сильнейший удар по безопасности и экономике России».

***

По мнению известного российского политолога Александра Караваева, итоги петербургской встречи позитивные. По  его словам, неразглашение основных деталей встречи общественности – это естественно, тем более что Владимир Путин непосредственно вовлечен в процесс.

Политолог отметил, что ожидания Армении по поводу нового механизма контроля режима прекращения огня потерпели крах:

«Согласно официальному заявлению, количество наблюдателей будет увеличено. После встречи в Вене считалось, что штаб сопредседателей Минской группы ОБСЕ будет усилен специальными техническими средствами, которые дадут возможность в режиме онлайн оценивать ситуацию на разных участках линии соприкосновения. Видимо, не хватило денег – и это весьма странный для Армении сигнал того, как там относятся к режиму безопасности. Для Азербайджана это признак того, что Баку будет дана возможность в случае острой тактической необходимости провести еще одну операцию по расширению контроля над оккупированными территориями. Об этом же свидетельствует то, что вопрос расширения полномочий Минской группы пошел по линии наращивания числа офицеров, которые будут находиться на линии соприкосновения, в то время как инициатива установки технических средств отпала сама собой», — отметил Александр Караваев.

Эксперт полагает, что все остальное, что обсуждалось и было согласовано на встрече, остается в непубличном поле.

«Единственное, что можно сказать с точки зрения дальнейшей стратегии: Путину было что сказать на этой встрече – иначе бы она не проводилась. Если бы это было переливание из пустого в порожнее, то можно было обойтись телефонными переговорами и двусторонними встречами Путина с Алиевым и Саргсяном. Если он собирает Алиева и Саргсяна вместе, значит были конструктивные предложения. Заметьте, со стороны Баку мы не услышали пока каких-то сигналов озабоченности или разочарования после этих переговоров, значит, можно сделать осторожный вывод, что процесс урегулирования все-таки идет по линии закулисных переговоров и торгов между Москвой и Ереваном о том, как создать предпосылки для большей очевидности и зависимости процесса деоккупации азербайджанских территорий от российских усилий, а не от боев на линии фронта», — рассказал эксперт.


Кстати, одним из вызывающих волнение в Ереване моментов является фиаско ожиданий Еревана в связи с новым механизмом контроля на линии фронта. Потому что этот механизм продлит оккупационный режим и позволит Армении чувствовать себя спокойно и безнаказанно, параллельно лишит Азербайджан возможности начать войну. Видимо, Кремль холодно отнесся к этому механизму, так как это снизит возможности России влиять на Армению.

***

Есть и те, кто анализирует возможные итоги петербургской встречи в другой плоскости. Например, российский политолог, приближенный к Кремлю Андрей Пионтковский полагает, что осенью Москва превратит Грузию в мишень военных действий, и ситуация вокруг Карабаха обострится. По его словам, в начале октября в Грузии будут выборы. Партия-фейк путинского агента, миллиардера Иванишвили может проиграть. Большинство голосов перейдет партии «Единое национальное движение» Михаила Саакашвили, который в этом случае вернется в грузинскую политику.  Это абсолютно неприемлемый для России вариант. По мнению политолога, Путин пойдет на все, чтобы этот сценарий сорвать. Политолог связывает с этим и обострение в Нагорном Карабахе.

«У Москвы есть агентура и в Баку, и в Ереване. Поднять градус насилия там для Кремля не проблема. Путина интересует не урегулирование карабахского конфликта, а управление им, чтобы влиять и на Баку, и на Ереван. Сейчас Москва проталкивает идею миротворческих сил в Нагорном Карабахе».

В свою очередь, известный американский эксперт Ариэль Коэн предполагает, что Россия может воспользоваться уходом Барака Обамы из власти и летом-осенью обострить ситуацию в Грузии и вокруг Карабаха – в первом случае в связи с выборами в Грузии (референдум о вхождении Южной Осетии в состав России придется как раз на этот период), а во втором случае, чтобы подготовить почву для размещения в Карабахе российских миротворцев.

****

Таким образом, о встрече по Карабаху на Неве имеются различные мнения экспертов. Наверное, не придется долго ждать, чтобы узнать, какие из них оказались верными. Потому что решение карабахского конфликта не может продлиться еще несколько лет, новая ситуация требует подвижек. Самое важное, что война фактически уже на пороге.

Если верить прогнозам и комментариям, все прояснится к осени.