manshet kollaj 22 iyunВторая встреча президентов Азербайджана и Армении по Карабаху после четырехдневной войны, на которую было возложено так много надежд, тоже завершилась без реальных результатов с точки зрения коренных интересов Азербайджана. Даже министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров отметил, что не считает результат положительным.

Если верить официальным заявлениям, на встрече в Санкт-Петербурге, как и в ходе венской встречи, основной темой стали не оккупированные территории Азербайджана, а второстепенные вопросы. Но всем ясно, что эти второстепенные вопросы, в том числе и беспокойства из-за нарушения режима прекращения огня, исходят из факта оккупации, и пока в этом вопросе на Армению не окажут серьезного давления, риск нарушения режима прекращения огня останется, даже если мониторинг на линии фронта многократно усилится. Потому что нарушение режима прекращения огня это результат, а причина – оккупация.

***

Да, в совместном заявлении после встречи говорится, что Азербайджан дал согласие на увеличение числа наблюдателей в зоне карабахского конфликта. Но, безусловно, это является проявлением официальным Баку доброй воли и не означает, что режим оккупации может длиться вечно.

В любом случае, это устное согласие, нет никаких письменных обязательств. У Азербайджана, как у страдающей от оккупации третий десяток лет страны есть право дать подобное согласие на условиях и временно, и если не будет переломного момента в вопросе оккупации, оказаться от этого. То, что Азербайджан исходит из этой позиции, можно проследить в следующих словах:

«Если кто-то считает, что мы будем продолжать бессмысленные переговоры и в следующие двадцать лет, то он ошибается. Мы не намерены проводить бессмысленные переговоры. Мы не будем вести переговоры ради имитации».

Об этом заявил президент Ильхам Алиев перед встречей в Санкт-Петербурге во время выступления на церемонии ифтара в резиденции главы УМК.  Через два дня после этого заявления Ильхам Алиев дал согласие на продолжение контактов на уровне президентов, а это создает впечатление, что он дал согласие на увеличение числа наблюдателей на условиях, ради подвижек в урегулировании конфликта, и на самом деле, не потерял право наказать врага.

***

Как бы то ни было, после наблюдавшейся в апреле напряженности на линии фронта и успеха азербайджанской армии ситуация по Карабаху изменилась, что не может не учитываться Россией и другими силами, вовлеченными в конфликт. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ и мировая общественность еще раз убедились, что это не замороженный конфликт, в любой момент могут начаться широкомасштабные военные операции и война.

В принципе, сопредседатели тоже согласны, что продолжение существующего статус-кво невозможно, и необходимо как можно быстрее начать предпринимать серьезные меры для урегулирования конфликта. Но, к сожалению, в этом направлении пока нет достаточной активности, или же об этом пока открыто не говорится. Поэтому петербургская встреча создала основания верить, что будут созданы условия для достижения подвижек в переговорном процессе в скором времени. Нельзя не отметить проявление воли сопредседателями Минской группы, в частности Россией.

В любом случае, вокруг карабахского конфликта сложились новые реалии. Эту реальность можно считать логическим результатом политики официального Баку по урегулированию конфликта в рамках норм и принципов международного права. Интенсификация переговорного процесса, контакты президентов и официальных лиц обеих стран, активность сопредседателей – все это позитивные элементы новой ситуации, сложившейся после апрельских боестолкновений. Возможно, в этом контексте петербургская встреча является конструктивной, а ее итоги положительными.

На самом деле, руководство Армении понимает, что дальше невозможно затягивать переговорный процесс и сохранить существующий статус-кво, апрельские бои показали, что международная позиция не примет эту позицию. У Армении не остается другого выбора, кроме как проявить конструктивную позицию. Официальный Ереван, наверное, осознает, что  выдвигаемый долгие годы Азербайджаном вариант поэтапного урегулирования конфликта теперь взят за основу, и другой модели не будет.

***

В этом или других аспектах подходы к итогам последней встречи президентов разнятся. Например, по мнению бывшего госсоветника, политолога Габиля Гусейнли, в совместном заявлении глав государств чувствуется продвижение в процессе переговоров, но…:

«Однако продвижение не касается возвращения территорий. Просто Россия хочет, чтобы стороны постоянно придерживались режима перемирия».

По мнению политолога, Россия хочет направить переговоры в русло по своему усмотрению.

«Пока же, вывод оккупационных войск не стал основной линией переговоров», — отметил Габиль Гусейнли.

Коснувшись вопроса увеличения числа наблюдателей ОБСЕ, эксперт добавил, что это соответствует только интересам Армении:

«Этот вопрос неприемлем для Азербайджана. Тем более, что он должен решаться на уровне всех трех стран-сопредседателей. Наблюдатели не имеют никакого отношения к миротворческому процессу, и рост их числа означает сохранение статус-кво, а не прекращение войны».

По его словам, такие предложения служат только тому, чтобы оккупация стала вечной:

«Спустя некоторое время Азербайджан может отказаться от этого предложения».

***

Дело в том, что в сделанном перед встречей заявлении Кремля не говорится ни слова о деоккупации Азербайджанских земель. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков открыто заявил, что основной задачей переговоров является застраховаться от возобновления боевых действие в Карабахе. Так и произошло. Россия снова играет в свою игру. Заявления, что у Москвы есть «дорожная карта» для решения конфликта не подтвердились. Россия ограничилась лишь стараниями возложить на стороны конфликта, в особенности на Азербайджан, обязательство не развязывать войну. Это значит, что Кремль, который, как считается, обладает ключевой ролью, пока не готов решать конфликт.

***

Таким образом, Азербайджан, который занял успешную позицию благодаря блиц-успеху в ходе апрельских боев, не может направить этот успех в дипломатическую плоскость из-за препятствий, которые чинит Россия. Почему Россия препятствует — это другой вопрос. Речь идет о желании России включить Азербайджан в Евразийский союз. Но Азербайджан не соглашается на это и не собирается этого делать, справедливо выдвигая требование обеспечить территориальную целостность страны, положив конец оккупации. А Россия не собирается оказывать давление на агрессора.

***

Так что же должен делать Азербайджан в сложившейся ситуации? Естественно, открыто идти протии воли России в карабахском вопросе и искусственно ускорять процесс – опасно. Официальный Баку должен внимательно следить за процессами в регионе и вокруг него, за меняющимися условиями по Сирии, а также за динамикой отношений между Россией с Западом и с Турцией. Параллельно должен стараться проводить гибкую и синхронную политику с братской Турцией, а также вывести отношения с США и Евросоюзом на более крепкий и надежный уровень.

А самое главное, Азербайджан должен наращивать военную мощь за счет таких дружественных и союзнических стран, как Турция, Пакистан и Израиль, и ждать подходящего момента, чтобы нанести сокрушительный удар по врагу. Этот момент необходим точно просчитать. Нам может навредить как спешка, так и опоздание. Поговорка «хочешь мира – готовься к войне» относится и к Карабаху.

Minval.az