Снос домов на «Советской» находится в центре внимания. До сих пор продолжаются протесты недовольных жителей, а также интеллигенции, выступающей против сноса исторических зданий. На территории время от времени происходят стычки между жителями и представителями Исполнительной власти Ясамальского района. Некоторые жители заявляют, что их дома сносят без согласования и выплаты компенсации. Часть жителей уже переехали, а остальные остались еще там и не могут договориться с Исполнительной властью. Жители жалуются на ИВ, и наоборот.

Мы часто освещали проблемы жителей «Советской», а также позицию интеллигенции, выступающей против сноса исторических зданий. Есть множество вопросов, на которые не удалось найти ответа. Глава Исполнительной власти Ясамальского района Ибрагим Мехтиев ответил на эти вопросы в интервью газете «Йени Мусават».

— Ибрагим муаллим, как обстоят дела на «Советской»?

— У нас есть несколько проектов. Планируется проложить дороги, разбить парк. Дороги уже начали прокладывать. Что касается улицы Абдуллы Шаига, то и там идут работы. Под конец осталось 20 домов, жильцы которых чересчур капризничают. Например, есть те, кто там даже не живет, мы предлагаем им взять компенсацию и заключить соглашение, но они называют свою цену. Говорят, что хотят 150 тысяч манат, хотя за дом полагается 32 тысячи. Из бюджета выделяются конкретные суммы на компенсации, мы не может платить кто сколько захочет. Мы предлагаем им дать квартиру в городе с большей площадью, показываем ее, но они не соглашаются. Потом говорят, что выбрали себе два дома и требуют купить их. Но мы не можем тратить бюджетные средства по собственному усмотрению. Потом мне придется отвечать за это.

— И что вы собираетесь делать, как планируете решать этот вопрос?

— Они уже перешли к рэкетирству. Мы сносим купленные дома. Мы купили их, заплатив государственные деньги. А во время снова приходят и начинают оказывать сопротивление и некультурно выражаться. Они провоцируют на драку. Вы знаете, какое это место «Советская», там могут из ничего раздуть скандал. Поэтому я вызываю полицейских, чтобы они вмешались в случае чего.

— На днях произошла стычка между жителями и сотрудниками Исполнительной власти…

— Да, было такое. Один из жителей оказал сопротивление полиции. Я даже не говорил полиции, чтобы его забрали. Полицейские усадили его в машину и отвезли в отделение.

— И что с ним стало?

— Его звали Забур. После того, как его забрали в полицию, я тоже вызвал его к себе. Он пришел, мы поговорили, я предложил ему замерить его дом и выплатить все что полагается. Я предложил компенсацию за балкон, коридор и туалет. Мы договорились, посчитали и все выплатили ему. После того, как его забрали в полицию, он поумнел. Еще одного жителя архитектурного дома тоже забрали в полицию.

— Кажется, его звали Фаиг?..

— Да, я про него говорю. Я вызывал его в свой кабинет и беседовал 4 раза. Я спросил у него, чего ты хочешь. Он занял там небольшую территорию и требует, чтобы за нее ему тоже выплатили компенсацию. Я говорю ему, у тебя же нет документов, ты занял это место незаконно и хочешь, чтобы государство тебе выплатило компенсацию?! Когда мы сносили соседнюю территорию он приходил оскорблял и ругал нас. Потом он стал угрожать мне, что засадит меня за решетку. Несмотря на все это, я снова пригласил его на разговор. Ведь проживающие над ним жильцы съезжают. Мои представители снова ходили к нему, но он неприлично выразился и сказал, что не собирается ко мне ходить. И что я должен сделать?

— Ибрагим муаллим,  а, на самом деле, что вы должны сделать в этой ситуации, как обращаться с гражданином, который отказывается съезжать?

— Есть решение Кабинета министров. Но как мне его исполнять? Я хожу туда во время сноса всех домов. Предлагаю деньги за переезд и за съемную квартиру, компенсацию за балкон. Мне отвечают, мол, я покрыл крышу метлахской плиткой, это тоже моя собственность, посчитайте и заплатите за крышу. Так же нельзя…

Я не знаю, что делать, когда встречаюсь с такими людьми. Я набираюсь терпения, успокаиваюсь и начинаю снова спокойно разговаривать, объясняю, что это не мое решение. Есть дома, куда я ходил и беседовал с семьями по 5 раз. Есть люди, которых я вызываю, мы разговариваем и договариваемся. Потом они говорят, что не знали, что глава ИВ такой гуманист.

— То есть, необходимо беседовать, вести работу, так?

— Мы и так ведем работу. Просто есть такие упертые люди, с которыми очень трудно найти общий язык, договориться.

Жители с очень маленькой жилплощадью жалуются, что на компенсацию они нигде не смогут купить жилье, помогаете ли вы таким гражданам?

— Определенная помощь и уступки делаются. Я предлагаю им дать жилье с большей площадью. Есть один врач, который даже не живет на «Советской», но очень упрямый. Я отвел его и показал ему хорошее жилье с отличными условиями, но он требует, чтобы мы купили ему жилье за 100 000. Это уже рэкетирство.

— Заявляют, что некоторые сносимые на «Советской» здания представляют историческую ценность. Даже возник ажиотаж из-за этого. Считаете ли вы, как глава ИВ, эти здания историческими памятниками?

— По решению комиссии эти здания исключены из списка исторических ценностей. А из кого состоит эта комиссия? Это произошло по решению специалистов Кабмина, НАНА, Министерства культуры и туризма. Просто эти здания были построены давно, находились в плохом состоянии. Если бы вы видели их, то спросили бы, что в них исторического.

— Говорят, можно было произвести укрепительные работы и сохранить эти здания…

— Во-первых, они попали в то место, где будет проходить дорога. Во-вторых, на работы по укреплению требуются большие суммы. Если вы помните, когда закладывали зимний бульвар, то для переноса одного здания потратили 2 миллиона, но оно дало трещину и в конце разрушилось. Невозможно перенести или восстановить эти здания. Причем с момента постройки эти здания эксплуатировались очень интенсивно и уже находились в плохом техническом состоянии.  То здание, в котором живет Фаиг, историческое, но если вы посмотрите на тыльную сторону, оно все сыпется, находится в аварийном состоянии. Стены построены не из цемента и песка, а из глины. Как только трогаешь, все сыпется, превращается в пыль. То есть исторического на этом здании только 5-6 элементов, которые мы демонтировали и отложили, они будут использованы при строительстве новых зданий. Там есть 3-4 объекта, которые мы сохранили по указанию Абида Шарифова. Но как я уже сказал, здание, где проживает Фаиг, находится в ужасном состоянии, мы не можем его оставить. По согласованию с комиссией мы демонтировали исторические элементы.

— А чем недовольны жители?

— Мы подходим к вопросу сноса объективно и прозрачно, никого не обижаем. Не может такого быть, чтобы мы недодали кому-то компенсацию. Мы может заплатить больше положенного, но не меньше. Я несколько раз встречался с Самиром Шарифовым и Абидом Шарифовым. Делают так, что у нас не остается другого пути. Сколько можно уговаривать людей? Это ведь решение государства.

— Какие аргументы приводят недовольные жители?

— У президента ассоциации «Горгуд» есть там 3-этажная вилла. Я вызвал его к себе, мы побеседовали. Я сказал ему, что здание должно быть снесено, так как попадает на дорогу. Мы посчитали по 1500 манат за квадратный метр, сумма компенсации получилась около 950 тысяч манат. Но он сказал, что этого мало. Мы спросили, а чего ты хочешь? Он сказал, что подаст в суд и получит 1,5 миллиона. Я ему сказал, чтобы он не глупил, что он разбогател за счет государства, а теперь идет против него. И что с таким человеком делать? Мы отрезали ему свет, газ и воду. На следующий день он пришел просить прощения. Мы договорились, он забрал свои деньги и ушел. Нам не оставляют другого выхода. Мы вынуждены отрезать таким людям свет, газ и воду, чтобы они соглашались.