71771_src

Вот уже год, как в оппозиционных СМИ активно раздуваются слухи о скором конце министерской карьеры Зии Мамедова. Особенно эти слухи разгорелись после несчастного случая в Олимпийской деревне, когда неисправный автобус сбил спортсменок из Австрии. Оппозиционные СМИ тогда в один голос утверждали, что дни министра транспорта сочтены. Но вскоре стало известно, что всю ответственность за эту аварию должно понести бывшее Министерство национальной безопасности, возглавляемое преступной кликой Махмудова-Човдарова.

Стало известно также, что именно МНБ и старалось через нашу оппозиционную прессу переложить всю ответственность на министра транспорта. И это вроде частично удалось, министр на время исчез из поля зрения общественности, а бочки на него катились со всех сторон.

Как пишет портал Haqqin.az, прошли дни, месяцы, МНБ кануло в историю, министр Эльдар Махмудов уволен и дожидается своего ареста, многие его генералы сидят на нарах. А Зия Мамедов остается на своем посту. Но это не мешает оппозиционной прессе по-прежнему сливать на него грязь, и остается только догадываться, откуда она теперь поступает. Это мы и постараемся проанализировать с читателем, но сначала ознакомим его с двумя информациями противоположного характера, опубликованными накануне. Так, в оппозиционной «Азадлыг» отмечается, что Зия Мамедов и трое других высокопоставленных чиновников страны «доживают последние дни». Мол, сообщение о его освобождении от должности было распространено ранее, и теперь министр лишь дожидается официального указа.

А по официальным сообщениям, состоялись переговоры между находящимся в Баку с официальным визитом министром транспорта России Максимом Соколовым и его азербайджанским коллегой Зией Мамедовым.

Как уже сообщал Haqqin.az, министры достигли стратегического решения о строительстве автомобильного моста через пограничную реку Самур, достигнута договоренность и о реализации стратегических транспортных коридоров.

Российская сторона обратилась с просьбой к азербайджанской стороне о возобновлении переговорного процесса по снижению портовых сборов, либо их установления на паритетных началах. А привлекло наше внимание награждение Зии Мамедова министром транспорта России нагрудным знаком «Почетный железнодорожник» за особые заслуги в развитии железнодорожного транспорта, активное и эффективное сотрудничество в решении его проблем.

Нетрудно догадаться, что российский министр не награждал бы азербайджанского коллегу накануне его увольнения. Это был бы вызов руководству страны, за что его самого могут серьезно наказать в Кремле. Да и темы министры двух стран обсуждали самые серьезные, рассчитанные не на один день.

Переговоры охватили перспективы развития сотрудничества в области транспорта между двумя странами. Была подчеркнута важность развития сотрудничества в рамках международных транспортных коридоров, необходимость координации мер, направленных на развитие транзитного потенциала двух стран, модернизации транспортной инфраструктуры, обеспечения безопасности и сохранности грузов, упрощения процедур пересечения границ.

Особое внимание было уделено устранению препятствий, возникающих при грузоперевозках между странами, упрощению транспортных процедур и приведению национальных законодательств в области транспорта в соответствие с международными стандартами с целью привлечения дополнительных грузопотоков, а также повышения инновационности в транспортной отрасли.

То есть, дни Мамедова вовсе не сочтены, как утверждает оппозиционная пресса. Иначе не стал бы Соколов  договариваться о новых встречах с ним, строить долгосрочные планы. А теперь попытаемся раскрыть суть награды, которой удостоился Мамедов российским коллегой.

Словно по иронии судьбы, он награжден министром транспорта России нагрудным знаком «Почетный железнодорожник» за особые заслуги в развитии железнодорожного транспорта, активное и эффективное сотрудничество в решении его проблем.

Почему по иронии судьбы?

Да потому, что именно выделение ЗАО «Азербайджанские железные дороги» в самостоятельную структуру многие сочли окончательным ударом по Мамедову. Мол, после этого у него не остается реальной власти, так как Мамедова окончательно лишили контроля за хозяйственными структурами, оставив министром без портфеля.

Конечно, вывод железных дорог из состава Минтранса несколько ослабило его позиции и масштабы деятельности. Но говорить о лишении Мамедова власти говорить не верно.

То же самое тогда можно сказать и о министре энергетики Натиге Алиеве – все энергетические структуры страны давно действуют самостоятельно.

Но в этом и заключалась суть институциональных реформ, которые внедряют в стране с 90-х годов прошлого века международные структуры. Суть их сводится к одному – именно эти министерства не должны иметь никаких хозяйственных функций; они должны лишь проводить в своих сферах государственную политику.

Просто с Минтрансом мы несколько запоздали, но в этом нет ничего унизительного для министра – к этому шли. В развитых странах такое практикуется давно…