wpid-34_48

Через десять дней после закладки основания второй части Южного газового коридора — Трансадриатического газопровода (ТАР), предусматривающего выход азербайджанского газа на рынки Европы, президент России Владимир Путин в ходе своего визита в Грецию выступил с заявлением, из которого можно сделать вывод о том, что Россия не будет больше препятствовать строительству Южного газового коридора и смирилась с тем, что азербайджанский газ будет доставляться на юг Европы. Об этом пишет издание Haqqin.az.

Визит Путина в Афины больше запомнился посещением им исторических памятников и сидением на троне греческих императоров. Но входе визита российского президента в Афины, не было ничего сказано об осуществлении проекта газопровода İTGİ Poseidon, который является альтернативой ТАР. Путин сказал, что для расширения экспорта российского газа на рынки Европы, он делает на основную ставку на осуществление проекта газопровода «Северный поток-2», который свяжет Россию с Европой по дну Балтийского моря.

Проект газопровода İTGİ Poseidon был предложен еще в 2003 году. Согласно проекту, газ должен был транспортироваться с северо-востока Греции на юг Италии, то есть маршрут этого газопровода полностью совпадал с маршрутом ТАР. В начале этого года в тот же самый день, когда в Баку проходило заседание министров стран Южного газового коридора, В.Путин вызвал к себе главу «Газпрома» А.Миллера и в разговоре с ним отметил большое значение того, что с Италией и Грецией достигнуто предварительное согласие на постройку İTGİ Poseidon. И было абсолютно понятно, что Кремль недоволен тем, что проект ТАР ослабит монопольные позиции «Газпрома» на рынках Европы. Выдвигая альтернативные проекты, Кремль хотел сохранить позиции «Газпрома» в Южной Европе.

Однако планам Путина и «Газпрома» помешали геополитические изменения. Сначала Россия совместно с Турцией выдвинула проект «Турецкий поток», согласно которому планировалась доставка 30-40 миллиардов кубометров газа к турецко-греческой границе, то есть в ту точку, где соединялись между собой TANAP и TAP. Стороны сделали громкие заявления и даже приступили к работе.

Однако, в связи с политическим кризисом в Турции летом 2015 года, парламент не ратифицировал проект соглашения с Россией по «Турецкому потоку», а после того, как был сбит российский бомбардировщик Су-24, проект «Турецкий поток» был и вовсе похоронен.

Но в начале этого года «Газпром» вынес на повестку дня еще один громкий проект – İTGİ Poseidon и даже заключил предварительные соглашения по данному проекту. Сейчас же В.Путин во время своего визита в Афины так и не сказал ничего по поводу этого проекта. 27 мая в ходе своей совместной пресс-коференции с греческим премьером, В.Путин сделал формальные заявления по энергетическому сотрудничеству, однако не сказал ничего про то, что осуществляется выполнение меморандума по проекту İTGİ Poseidon.

Хотя до своего визита в Афины Путин предпринял некоторые усилия для реанимации проекта «Южный газовый поток». Так, российский президент принял в Кремле сербского премьера А.Вучича. До этого глава российского МИД С.Лавров летал в Венгрию, которая также входила в проект «Южного газового потока». Это проект был остановлен по требованию Евросоюза, который счел, что этот проект нарушает требования Европейской энергетической хартии. Россия планировала после осуществления этого проекта прекратить транспортировку своего газа в Европу через Украину.

Согласно проекту İTGİ Poseidon, российский газ с юга Италии должен был транспортироваться на весь юг Европы. Однако, видимо, несмотря на все старания Москвы, греческий премьер Ципрас, предпочел оставить в стороне все проекты альтернативные ТАР, который поддерживает Евросоюз. В противном случае, Греция лишилась финансовой помощи Евросоюза и кредитов Международного валютного фонда. Потому что США открыто выступили против любых проектов, альтернативных Южному газовому коридору. США оказали серьезное давление на правительство Греции для того, чтобы оно ускорило осуществление Южного газового коридора.

Таким образом, на основании итогов Путина в Афины, можно сказать, что не осталось никаких препятствий для доставки азербайджанского газа на рынки Европы. Войны, направленные на то, чтобы не дать осуществиться проекту Южного газового коридора, имеющего стратегическое значение и для Азербайджана, и для Европы, окончились победой Баку.