155976_src

Как известно, 16 мая 2016 года в Вене состоялась встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна при посредничестве стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ. На встрече присутствовали госсекретарь США Джон Керри, глава МИД России Сергей Лавров и заместитель министра иностранных дел Франции по европейским делам Арлем Дезир.

Как следует из стенограммы, опубликованной на официальном сайте Госдепартамента США, в тот же день состоялся специальный брифинг с участием двух высокопоставленных сотрудников департамента, сообщает Haqqin.az. Целью брифинга было ознакомить присутствующих журналистов с историей карабахского конфликта и ходом переговорного процесса, проходящего при посредничестве МГ ОБСЕ.

Как отметил в самом начале брифинга его модератор, дипломаты объяснят журналистам все перипетии намечающихся в Вене встреч по разрешению конфликта в Нагорном Карабахе.

Стоит особо отметить, что имена и непосредственные должности дипломатов в стенограмме не указываются. Именуются они просто 1-й дипломат и 2-й дипломат.

1-й дипломат начал с исторического обзора конфликта, в котором представил основные этапы противостояния. Примечательно, что начало конфликта дипломат датировал 1992 годом, скорее всего имея в виду, что именно с этого времени он приобрел международный характер. При этом он отметил, что, несмотря на то, что многие называют этот конфликт «замороженным», после того как в 1994 году было подписано соглашение о прекращении огня, он не является таким уж «замороженным», о чем говорят многочисленные инциденты вдоль линии соприкосновения войск. Особо отмечена была т.н. четырехдневная война 2-5 апреля 2016 года, приведшая, по словам дипломата, к сотням погибших с обеих сторон. Дипломат назвал цифру в 350 жертв, включая гражданское население.

Именно эта недавняя эскалация, как заявил 1-й дипломат, и привела глав МИД США, России и Франции к пониманию необходимости скорейшей встречи президентов двух противоборствующих стран для начала серьезных мирных переговоров, а также для работы над рядом мер по укреплению доверия.

«Наконец, – заявил дипломат, – мы желали бы видеть продолжение переговорного процесса. Мы хотели бы, чтобы обе стороны встретились для того, чтобы вести переговоры по всеобъемлющему урегулированию конфликта. Обе стороны согласились с тем, что статус-кво невозможно более поддерживать, что действительно необходим процесс, который может привести к урегулированию. Соответственно, госсекретарь Керри собирается надавить на президентов, чтобы собраться вместе в ближайшее время для работы в направлении всеобъемлющего урегулирования».

Дипломат также затронул вопрос участия ОБСЕ (СБСЕ) в урегулировании конфликта, отметив, что, хотя до сих пор урегулировать конфликт не удалось, сегодня для этого есть возможность.

Отвечая на вопрос о причинах апрельской эскалации конфликта, дипломат отметил, что, хотя и сложно выявить непосредственные причины начала боевых действий, было ясно, что в течение последнего года стороны конфликта проверяли оборону друг друга. При этом, как особо отметил дипломат, если раньше основные потери были результатом снайперского огня, в последнее время обстрелы ведутся из тяжелых орудий: минометов, гранатометов и артиллерии.

На вопрос, были ли Госдепом США предприняты какие-либо подобные инициативы после встречи в Ки-Уэсте, организованной тогдашним госсекретарем Колином Пауэллом, 1-й дипломат ответил, что лишь два года назад Джон Керри организовал встречу Алиева и Саргсяна в рамках саммита НАТО в Уэльсе.

На вопрос о взаимодействии с Россией по данной проблеме дипломат ответил, что именно здесь США и Россия смогли найти общий язык. «Это тот вопрос, над которым мы работаем в унисон. У нас не было по нему никаких разногласий. Есть два аспекта – снижение уровня насилия, подразумевающее уважение к режиму прекращения огня, и немедленные переговоры по всеобъемлющему соглашению. И это наша общая с Россией цель», – заявил американский дипломат.

Отвечая на дальнейшие вопросы о намечающихся встречах, дипломат отметил, что в тот день не будет времени для детального обсуждения проблемы по существу, но будут обсуждаться некие общие принципы и элементы, которые станут базисом для всеобъемлющего соглашения: «Все эти элементы и принципы уже давно находятся в повестке дня. Мы желали бы, чтобы в ходе сегодняшней встречи обе стороны вновь подтвердили свою приверженность этим элементам и принципам и признали их в качестве основы для дальнейшего продвижения к всеобъемлющему соглашению», – заявил дипломат.

Затем прозвучал интересный вопрос о том, насколько два президента горят желанием говорить друг с другом, так как есть те, кто считает их встречу пустым словоизлиянием, пойти на которое их заставила Россия. При этом задавший вопрос отметил, что с обеих сторон есть те, кто считает, что войну можно выиграть…

Дипломат ответил довольно уклончиво, отметив, что в регионе есть такие люди, и что есть азербайджанцы, которые считают, что конфликт можно решить только военным путем. «Но мы не думаем, что президенты поддерживают эту точку зрения. Они хотят урегулирования путем переговоров», – уверил присутствующих американский дипломат.

К разговору подключился второй дипломат, который заявил, что в целом между двумя президентами наблюдается определенное взаимопонимание. «Вопрос в том, смогут ли они вернуться к этому после апрельской эскалации. Именно это мы сегодня вечером и проверим», — сказал он.

Относительно формата переговоров 2-й дипломат заявил, что госсекретарь Керри встретится с президентами по очереди, затем пройдет встреча в формате 3+2, т.е. три сопредседателя МГ ОБСЕ и два президента. 1-й дипломат добавил, что, хотя встреча президентов один на один не предусмотрена, нет ничего, что могло бы им помешать такую встречу провести, если понадобится.

Отвечая на вопрос о референдуме в Нагорном Карабахе и возможном признании независимости «НКР» со стороны Армении, 1-й дипломат заявил, что статус Нагорного Карабаха является одним из основных вопросов, стоящих перед ними. «Армяне, конечно, хотели бы установить точную дату и провести референдум как можно скорее. Наш ответ состоит в том, что это не единственная проблема, и что, обсуждая всеобъемлющее соглашение, мы должны принимать во внимание все эти элементы и принципы», – заявил дипломат.

Что касается признания Нагорного Карабаха, то дипломат отметил, что ни одна страна мира, в том числе и сама Армения, не признает независимость Нагорного Карабаха. Таким образом, вопрос признания не находится на повестке дня. А законопроект, внесенный в армянский парламент, предложен оппозиционной партией и не имеет широкой поддержки: «Признание же без соглашения будет рассматриваться в Азербайджане как объявление войны», – многозначительно добавил высокопоставленный представитель Госдепа.

Отвечая на вопрос о том, изменили ли боевые действия в апреле расстановку сил или стороны вернулись на ранее занимаемые ими позиции, 1-й дипломат ответил, что азербайджанцы «захватили некоторую территорию, которую считали тактически важной, и не отошли с этих позиций».

Относительно мониторинга 1-й дипломат заявил, что шесть наблюдателей позволяют проводить мониторинг лишь два-три раза в месяц. Требуется большее количество наблюдателей для более частых мониторингов с большим географическим охватом. «Проблема на линии соприкосновения и межгосударственной границе состоит в том, что сложно определить виновника эскалации… Стороны обвиняют друг друга, как в апреле. Мы бы желали видеть такую мониторинговую миссию с соответствующими инструментами, которая могла бы определить, кто, где и когда был вовлечен в случае возобновления боевых действий».

Отвечая на вопрос о том, считают ли в Госдепе, что присутствие госсекретаря Керри на переговорах позволит решить что-то за час-два, второй дипломат сказал, что Джон Керри уже давно заинтересован в данном вопросе. «Я помню, – заявил дипломат, – когда Керри стал госсекретарем, одним из его первых вопросов ко мне был: «Все ли с этим в порядке? Если мы приложим больше усилий, сможем ли мы продвинуть процесс?» Как вы знаете, и президент Алиев, и президент Саргсян участвовали в Саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне непосредственно перед началом эскалации. И госсекретарь Керри вновь спрашивал, может ли нажим с его стороны больше его личных усилий принести пользу. Так что он давно уже заинтересован в данном вопросе, особенно после того как начались боевые действия. Было бы безответственным не попытаться, так как мы являемся сопредседателями».

Первый дипломат добавил, что Джон Керри крайне хорошо осведомлен обо всех перипетиях нагорно-карабахского конфликта: «Я был поражен его осведомленностью на саммите в Уэльсе… Он представил весьма сбалансированное видение проблемы, и, я думаю, президенты также были поражены его осведомленностью»,

«Еще одним важным аспектом, – подключился второй дипломат, – является то, что госсекретарь Керри хорошо понимает стратегическую важность этой территории, особенно учитывая то, что Иран меняет свои отношения с миром, а также ухудшающиеся отношения между Россией и Турцией, транзитные и другие экономические возможности, которые требуют разрешения этого конфликта…»

Как отметил первый дипломат, нагорно-карабахский конфликт разрешаем: «Этот конфликт можно разрешить. Необходима политическая воля двух президентов для достижения соглашения».

Второй дипломат также отметил, что в вопросах безопасности Азербайджан является для США таким же хорошим партнером, как Грузия. При этом он отметил, что решение конфликта приведет к уменьшению необходимости покупки вооружения Азербайджаном и Арменией и высвобождению средств для диверсификации их экономик.

В завершение брифинга дипломаты отметили, что встреча президентов стала первым шагом на пути к продолжению переговорного процесса, и необходимы дальнейшие посреднические усилия для достижения желаемого результата.