Эксперты Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) в понедельник представили публике свой доклад «Стратегия для России», в котором дают свои рекомендации российской дипломатии на период до начала 2020-х годов. Сопредседатель рабочей группы, готовившей доклад, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России Сергей Караганов в интервью порталу «Москва – Баку» рассказал, какой должна быть российская политика на Южном Кавказе и в целом на «постсоветском пространстве».

— Сергей Александрович, в минувшие выходные Ереван объявил о том, что Москва начала поставки оружия в Армению. Как известно, Москва недавно открыла на эти цели для Армении «боевой» кредит в 200 млн долларов. Конечно, эта республика остается союзником России по ОДКБ. Но почему Москва не подождала, к примеру, до тех пор, пока Армения и Азербайджан не возобновят мирный процесс вокруг Нагорного Карабаха?

— Россия, насколько я понимаю, совершенно не хочет, чтобы там была война. Мы поставляем оружие и в Армению, и в Азербайджан по соответствующим договоренностям. Все, что делает Москва, она делает, чтобы войны не было в этом регионе, она поставляет оружие как раз для того, чтобы войны не было, чтобы эти две страны сдерживали бы друг друга.

— В понедельник в Баку подтвердили, что не против расширения мандата ОБСЕ в зоне конфликта. В администрации президента Азербайджана отметили, что готовы обсуждать расширение мандата представителя ОБСЕ для мониторинга за обстановкой в Нагорном Карабахе. Вы надеетесь, что от ОБСЕ может быть польза на Кавказе?

— ОБСЕ еще теоретически может быть использована, но только тогда, когда ее превратят в организацию действительно по безопасности, когда она станет действительно нейтральной. Пока же она отражает интересы большинства, то есть Запада. До украинского кризиса я думал, что ОБСЕ вообще пора закрыть. Я даже входил в состав рабочей «группы высокого уровня» ОБСЕ по реформе этой организации, и у меня было такое настроение. Но позднее я увидел, что все-таки что-то на Украине ей удалось сделать. В принципе ОБСЕ показала, что она может играть какую-то полезную роль.
– На презентации доклада вы заявили, что всерьез обсуждали вопрос о том, не пора ли распустить и СНГ. В итоге вы пришли к выводу, что от Содружества пока еще есть польза, в частности от некоторых действующих в его рамках соглашений. Но многие в Москве не станут даже слушать подобные тезисы, ведь они все еще ностальгируют по Союзу…

– Прошло уже четверть века с момента распада Советского Союза, пора забывать о ностальгии. Частично именно она двигала нашими действиями в отношении Украины, необходима более рациональная политика. Существует, например, миф, что надо держать Среднюю Азию. Да, мы должны поддерживать там безопасность, через эти страны может проникнуть ИГИЛ(террористическая организация запрещенная в России — ред.), но платить эти страны должны сами за себя. У нас есть союзы и союзники. Среди них должны быть только те, кто нам выгоден, а платить им надо лояльностью и безопасностью.

— То есть Союзное государство, ОДКБ, ЕАЭС расширять уже не стоит?

— Можно расширить на одно-два государства. Скорее всего, это максимум необходимой на ближайшее будущее интеграции на постимперском пространстве. Эти союзы надо наполнять конкретным содержанием, встраивать в более широкие евразийские политико-экономические конфигурации.

В отношении остальных постсоветских стран мы рекомендуем минимально затратное поддержание стабильности в них, недопущение расширения иных союзов, угрожающих российским интересам. Например, через предоставление при необходимости статуса договорного постоянного нейтралитета. В современном мире необязательно, — а то и откровенно невыгодно, — брать на себя бремя, подобное тому, что взвалили на Россию цари и коммунисты. СНГ выполнило, хотя и не совсем эффективно, роль координатора цивилизованного развода. Нужно оценить выгоды и издержки сохранения этой организации в ее нынешнем виде. А вот надежным инструментом удержания соседних стран в российской орбите может стать только успешное экономическое развитие России как магнита и выгодного, перспективного партнера соседних государств.