vneshniy-dolg-kazahstana-2

Сегодня во время обсуждения в парламентских постоянных комиссиях годового отчета «О выполнении государственного бюджета РА 2015 г.» заместитель министра финансов, главный казначей РА Атом Джанджугазян заявил, что внешний долг Армении в конце 2015 года составил 5 миллиардов 79 миллионов долларов США или 2 триллиона 457 миллиардов драм РА, в соответствии с этим, внешний долг Армении составляет 51 процент ВВП. Таким образом, в результате экономической политики правительства внешний долг Армении превысил половину ВВП. Новость передает «Первый Информационный».

Нет даже сомнений в том, что это показатель скоро «улучшится», потому что в результате деятельности правительства неуклонно и динамично растут два показателя – внешний долг и бедность.

Когда берется вешний долг для экономических нужд, это полностью понятно. Внешний долг сам по себе не ужасен, если тратится целенаправленно, эффективно, если не обкрадывается. В случае Армении, однако, внешние кредиты с точки зрения развития экономики были строго неэффективными. Армения накопила более 5 миллиардов внешнего долга, но в результате всего этого экономика всего лишь дышит, а не развивается.

Общество, наверно, очень хорошо помнит позорные кредитные истории, которые в разные годы оказывались в центре внимания. Все это, однако, заканчивается тем, что увеличивается не число отвечающих за это, ушедших в отставку чиновников и политических деятелей, а увеличивается внешний долг.

Причем, не ясно, сколько процентов, достигающего уже 51 процента ВВП внешнего долга в шесть миллиардов долларов было потрачено на нужды государства и общества, и сколько процентов обогатили различных представителей власти.

Экономика Армении превратилась в одну большую черную яму, куда вливаются бесчисленные средства, и безвозвратно теряются, или вливаются, и оказываются в карманах всего лишь нескольких семей, на личных счетах. В стране, находящейся в войне, жизненно важное значение должен был получить режим экономии, особенно в случае экономической блокады. В Армении о режиме экономии речи быть не может. Правительство Армении, система государственного управления абсолютно не сокращают собственные расходы. А эти расходы большие, по разным статьям они составляют миллиарды.

Экономией этих миллиардов можно было бы решить проблемы, связанные с вооружением, при желании, конечно. Но оборонная сфера для ответственных за экономическую политику Армении имеет первоочередное значение, как фон для фотографирования, чтобы, когда, не дай Бог, возникнет новая напряженная ситуация на границе, можно было бы отправиться туда большими группами, и сфотографироваться, в качестве поддержки армянским солдатам. А армянскому солдату нужна практическая поддержка, чтобы правительство подержало его своей работой, результатом которой должен быть рост экономических показателей, причем, переломный рост, поскольку обычный рост в случае ситуации и нужд Армении равносилен спаду.

То есть, даже не нужно, чтобы ответственные за экономику Армении думали об армии. Нужно всего лишь, чтобы они думали об экономике, думали о путях развития экономики. Хотя здесь нечего и думать. О путях развития экономики столько было сказано, что каждый читатель, радиослушатель, телезритель в Армении уже наполовину является экономистом, и знает, что нужно сделать в первую очередь. А в первую очередь нужно избавить экономику от монополий, олигополий, от покровительства и коррупции. Или же нужно избавить экономику от правительства, не желающего избавлять экономику от всего этого, и его руководителя Овика Абраамяна.

Если кроме внешнего долга, по сути, правительство ничего другого не знает, то, возможно, было бы более безопасно, если бы вместо того, чтобы накапливать внешний долг, привезти новое правительство из-за границы? Может, так будет более безопасно и легко для Армении, и поколения не останутся под долговым бременем. С помощью внешнего долга, все равно, ничего не получается в экономике, потому что этот долг обкрадывают. Может, попытаемся вместо долга привлечь новое правительство из-за рубежа? По крайней мере, если и будут обкрадывать, то бремя не останется на государстве.