«Мы не считаем, что какая-то часть мира должна зависеть от единственного поставщика каких-либо ресурсов. Да, среди наших непосредственных соседей в Южной Америке есть страны, которые зависят от топлива одного поставщика, и мы пытаемся помочь им с диверсификацией. Что же касается Европы, то мы бы хотели, чтобы она продолжала закупать энергоресурсы в России. Россия — важный поставщик для Европы, но она не может быть единственным поставщиком на рынке. Это не полезно ни для России, ни для европейских стран. А зависимость на 100% от одного поставщика — плохая идея как с экономической, так и с политической точки зрения”. Об этом в интервью «Интерфаксу» рассказал спецпосланник и координатор Госдепартамента США по международной энергетике Амос Хочстейн.

По его словам, США работают с Европой с целью диверсификации, чтобы привнести конкуренцию, создать инфраструктуру, которая позволила бы конкурировать газу из разных источников.

«Хочу привести один пример. Болгария или Сербия закупают 100% газа в России, а мы хотели бы видеть конкуренцию, которая подразумевает присутствие не только российского газа, но и газа из других источников. К примеру, газа из Азербайджана. И этот трубопроводный газ из Азербайджана будет конкурировать с российским”, — отметил он.

Однако, по мнению, Хочстейна, и этого недостаточно. По его словам, США думают, что надо извлекать преимущества из новых технологий и быть уверенными в том, что СПГ также имеет доступ на европейский рынок, чтобы была конкуренция с газом из Израиля, Египта, Катара, Австралии, США, любым другим.

«То есть я говорю о свободном рынке, о ситуации, когда российский газ конкурирует с любым другим. Если вы покупаете 100% газа из одного источника, но при этом имеете возможность купить и из другого источника, то это хорошо. Но сейчас несколько стран в Европе не имеют выбора. Как можно обсуждать цену и условия поставок, когда у тебя нет выбора?», — подчеркнул он.

По мнению спецпосланника Госдепартамента по энергетике, трансанатолийский газопровод («Южный коридор») позволяет доставить в Европу газ, к которому у Европы никогда не было доступа.

«Таким образом, с появлением нового газа из новых источников создается конкуренция. Причем не только источник газа новый, но и другой маршрут доставки. Так что этот проект — важная часть диверсификации. В то время как «Северный поток-2» направляет тот же самый газ тому же самому поставщику просто не через Украину, а через Германию, и это все, что он делает, по «Южному коридору» пойдет газ из Азербайджана, а может быть, в будущем и из Туркмении, в Европу. То есть в Европу придут новые источники энергии.

Именно поэтому я всегда говорю, что Трансанатолийский газопровод, когда он выйдет из Турции и пойдет в Грецию, станет Трансадриатическим газопроводом. Я бы хотел, чтобы в Европе были и терминалы СПГ, которые бы питали Трансадриатический трубопровод, чтобы была создана и конкуренция с каспийским газом. Я вообще за максимальное количество возможностей поставок газа, за конкуренцию и, соответственно, доступные цены”, — отметил он.