Screenshot_1

«Ничегo не изменилось, изменилась только международная ситуация, которая выявила банкротство нашей политики», — в беседе с «Аравот» отмечает глава Армянского центра стратегических и национальных исследований Манвел Саргсян.

«Сегодня люди пытаются говорить о компромиссах, поднимают вопрос территорий, обсуждают – уступать или не уступать. То есть, людям кажется, что уступив территории, могут решить существующие проблемы. Я не понимаю почему, поскольку за 25 лет для Азербайджана это никогда не было условием для решения проблемы. Они никогда не говорили этого. Они всегда заявляли: верните нам территории и потом только мы будем говорить об остальном. Но есть люди, которые до сих пор думают, что можно что-то уступить.

Именно в этом они видят урегулирование конфликта, уверены, что в политике можно торговаться и обязательно что-то уступать», — отмечает господин Саргсян. По его словам, люди, которые занимаются политикой государства, на самом деле не имеют представления о том, что это такое: «Они представления не имеют о силе права, о том, что политика в целом – это борьба за права.  Нужно сформулировать свои права и требования так, чтобы с тобой считались, – говорит господин Саргсян и приводит пример Азербайджана. – Азербайджан однажды уже сформулировал свои права, заявил миру, что они предлагают изолировать Армению, посредством давления и применения силы вынудить вернуть территории, если нет, то они сделают это военным путем. Говорят – потому что вы дали нам это право по статье 51-ой устава ООН – использовать оружие, это право в 1991-ом году Азербайджану дала и Республика Армения, и ни слова в тексте до сих пор не изменили».

Манвел Саргсян подчеркивает также бездействие политического руководства Армении, говорит – они не пытаются выразить какую-либо позицию в карабахском конфликте: «Чем для Республики Армения является Карабах, как политическая задача? Этой формулировки никто не давал», — говорит политолог. «Необходимо уточнить статус Нагорного Карабаха для нас. Хотя бы одна страна – Армения, являющаяся членом ООН, ОБСЕ, должна признать Нагорный Карабах, чтобы мир нам поверил. Даже этого не могут сделать. Говорят, если признаем, начнется война, а сейчас разве не война? Говорят, масштабы будут больше. С такой психологией ни одна политика не может существовать. Если наши политики не избавятся от этих комплексов, то никакая политика нам не поможет».

По словам политолога, комплекс – не защищать собственные права, проявляется везде: «Наш стратегический союзник продает оружие, разжигает войну против нас, наш противник запрещает нашему союзнику предоставлять нам оружие, направляет ноту протеста, и он не делает этого.

До тех пор, пока не будет вера в защиту собственных прав, никакая дипломатия нам не поможет. Мы не верим, что можно защитить свои права, думаем, нужно найти кого-то, кто заботился бы о нас»

Политолог опасается, что политическая философия страны так и не изменится. «Во время войны о многом заявляли, война закончилась, как будто ничего не произошло и происходить не будет. То же самое сейчас, ничего не изменилось. Сейчас, возможно, что-то меняют. Это война кое-что поставила под сомнение. Изменились какие-то глубокие убеждения – на разных уровнях: что будут менять, пока что не дают понять».