sargsa

В эти дни многие посчитают странным, если кто-то скажет, что между Сержем Саргсяном и олигархическим классом Армении возникают серьезные, даже стратегические противоречия, которые делают вероятным также серьезнейшее противопоставление двух сторон. Об этом пишет «Первый Информационный».

Более того, многие подобное оценивание ситуации могут даже посчитать смешным, прежде всего, сказав, что олигархический класс и Серж Саргсян рука об руку строили нынешнюю систему власти, и пожинают ее плоды, и кроме того, могут сказать, что Серж Саргсян за это время сам, по сути, стал олигархом. Все это, конечно, есть и трудно, конечно, отрицать, но проблема на самом деле более широкая и глубокая, и не нужно смотреть на нее только с одной точки зрения, рассматривать только одну ее сторону.

Да, есть совместное прошлое, объединяющее Сержа Саргсяна и олигархический класс, множество интересов, направленных на совместное настоящее и будущее. Но, в конце концов, не нужно недооценивать два важных обстоятельства. Армения является государством, субъектом международного права, и имеет общество, граждан. Что означает быть частью геополитики? Маленькой частью, большой частью, важной, или неважной частью, в данном случае не столь важно. Армения является частью геополитики, причем, с этой точки зрения в очень важном регионе, где сверхдержавы преследуют серьезные стратегические цели. Для Сержа Саргсяна это важная ответственность.

Когда он является президентом Армении в поворотный с точки зрения геополитических акцентов период, его ответственность становится более предметной вдвое, возможно, и больше. Олигархический класс Армении с этой точки зрения не имеет такой ответственности, и не имел. Дело в том, что до этого президент Армении тоже не нуждался в принятии поворотных решений. В настоящее время от Сержа Саргсяна требуются такие решения, поскольку этого требуют императив дня и стоящие перед страной вызовы, более того, этого требует региональная, если не сказать, мировая политическая конъюнктура. А эти решения неизбежно затронут интересы олигархического класса.

Дело в том, что в мире в настоящее время наблюдается тенденция к обобществлению политики. Четырехдневная война показала стоящие перед страной системные и структурные проблемы в основе процессов управления. В этих процессах возник серьезнейший раскол между элитами – экономической и политической и обществами. Народный гнев, гражданские волнения и протесты после четырехдневной войны на самом деле в глубине своей, пожалуй, носят именно эту фундаментальную общность – элита отрезана от общества, и уже этот разрыв является угрозой для механизма отчетности.

Даже процессы, произошедшие в арабских странах несколько лет назад, пожалуй, можно рассматривать в этом контексте, в разрезе общей мировой проблемы, по варианту выпускания пара. В арабских странах, возможно, был выпущен этот пар, возникший от кипения этой мировой проблемы.

В сложившейся ситуации Армения не может избежать влияния этих мировых тенденций, следовательно, власти Армении не могут обратить внимание на мировой процесс обобществления процессов управления. Вот здесь возникает фактор общества граждан Армении. В последние годы этот фактор значительно активировался, в том числе и благодаря активному применению новых технологий – социальных сетей.

С одной стороны, власти не в состоянии остановить технологический процесс, с другой стороны, они способствуют активной генерации гражданственности. Это объективные реалии, которые могут не учитывать только власти-самоубийцы. Другими словами, внутреннее гражданское давление в Армении усиливаясь, дополняет влияние мировых настроений на поведение властей Армении.

А что здесь создает потенциал для противопоставления и возможного конфликта Серж Саргсян-олигархия? То, что уровень «олигархизации» Армении настолько высокий, что любая попытка обобщения процесса управления требует посягательства в отношении олигархии.

Это принципиально конфликтная ситуация, особенно учитывая границы интеллекта, мировоззрения олигархического класса Армении, выяснения отношений. Проблема не в том, что Серж Саргсян и политическая власть существенно отличаются своим интеллектом, мировоззрением и системой ценностей. Но разница статусов является основой для наиболее четкого представления, наиболее точного понимания опасностей.

В этом плане Серж Саргсян, несомненно, лучше представляет те опасности и риски, которые существуют. Но особенно перед ним стоит задача объяснить и сделать понятными эти опасности для олигархического класса. Остается только вопрос безоговорочного доверия. Но доверие олигархии в отношении политической власти существует до тех пор, пока не упадет волос с головы олигархии.