andrejus-piontkovskis-64791029

Российский публицист и аналитик Андрей Пионтковский дал интервью армянскому изданию «Первый Информационный». Минвал приводит его с незначительными сокращениями

– Господин Пионтковский, во время нашего прошлого интервью Вы сказали, что Путин с целью сохранения своей власти провоцирует конфликты в разных регионах. После Украины он «повысил ставки» в Сирии, а следующим полем может быть зона Карабахского конфликта. Как Вы объясните возобновление военных действий на карабахско-азербайджанской линии соприкосновения?

Я считаю, что новое обострение ситуации на Кавказе скорее связано не с отношениями Армении и Азербайджана, а с возможностью размещения миротворческих войск в Нагорном Карабахе. Миротворческие силы могут стать очень хорошим инструментом в руках Москвы также и для решения вопросов с Грузией. Москву сильно беспокоит снижение авторитета кремлевского проекта правящей в Грузии коалиции «Грузинская мечта». Россия смогла посредством этой силы устранить Саакашвили, а впереди выборы, и прогнозы не столь обнадеживающие для этой пророссийской партии.

Я, а также остальные наблюдатели, сразу заметили, что основным мотивом, прозвучавшим в Москве с первой же минуты обострения конфликта в Карабахе, была «миротворческая роль России», стремление каким-то образом принизить значение Минского процесса, и, так сказать, инициативу миротворческой деятельности взять в свои руки. Обратите внимание, что миротворческая деятельность является главным козырем Москвы. Россия является конфликтующей стороной и в Украине, и в Сирии, тем не менее, Москве каким-то образом удается, в то же время, официально выступать в качестве миротворца.

– То есть, Вы уверены, что Россия обострила ситуацию в Нагорном Карабахе?

– Вы знаете, если есть линия соприкосновения, и в течение многих лет там происходят перестрелки, то повышение уровня напряженности конфликта не требует особых усилий. Для Москвы не проблема в любой момент повысить интенсивность конфликта.

– Вы видите какую-либо конкуренцию между Россией и Соединенными Штатами? Интересно, что за день до возобновления военных действий президенты Армении и Азербайджана были в Вашингтоне, и нападение началось через день после саммита. Вы видите какую-то связь между этими двумя событиями?

– Во-первых, с чисто технической точки зрения, легче организовать любую провокацию в тот момент, когда оба руководителя находятся за пределами страны. Да и потом, любая попытка, которую делают другие страны для нахождения мирного решения конфликта, или с целью способствования этому, вызывает ревность Москвы. Поэтому, не случайно это произошло именно в тот момент, когда проходил Саммит ядерной безопасности в Вашингтоне, в котором Россия не участвовала.

Да и потом, давайте вспомним пропагандистское освещение конфликта в России. Вы, вероятно, внимательно следили за московскими телевизионными шоу. Если Москва на официальном уровне вела себя более-менее корректно, следя за нейтрально-миротворческой линией, то на народном уровне, скажем, у Соловьева, Киселева была другая картина. Там была заметна строго антиазербайджанская, антитурецкая и антиамериканская риторика. Они объясняли, что это организовали турки, американцы и так далее. Разыгрывались традиционные антитурецкие, антиамериканские мотивы, которые характерны для Российской политики. Но я считаю, что армяне сами понимают, что считать эту риторику проармянской, будет заблуждением, это имперская, кремлевская позиция. Я не знаю, что это за план, но в последнее время часто слышу о так называемом плане Лаврова. Это показывает одно, что Москва хочет, засучив рукава, заняться миротворчеством, и под видом этого ввести войска в зону конфликта, чтобы получить возможность оказать силовое воздействие в случае необходимости, не только на Армению и Азербайджан, но и на Грузию.

– Кстати, Сергей Лавров приезжал в Ереван.

– Думаю, потом он также посетил и Баку. Это – часть активации российского плана. Я не знаю подробностей относительно этого плана, но могу заверить, что любая программа будет направлена не на решение конфликта, а на сохранение этого конфликта в замороженном состоянии. Планы Москвы в случае аналогичных конфликтов были озвучены в известном докладе Мигранян-Затулин, который был опубликован в 1998 году. Этот доклад назывался «СНГ: конец и начало истории». Я всегда советую тем, кто изучает конфликты, прочесть это классическое произведение. Вся политика России на постсоветском пространстве руководствуется теми принципами, которые были сформулированы в этом докладе, что эти конфликты, в частности, Нагорно-Карабахский конфликт нужен нам для оказания влияния на две столицы.

Так что, когда будет опубликован план Лаврова… Вообще, Лавров является символом российской политики, его называют «Риббентропом нашего времени». Он является символом аннексии Крыма, вмешательства России в украинский, в сирийский конфликты. Он не может принести ничего хорошего ни Армении, ни Азербайджану, кроме продолжения конфликта. И я уверяю вас, что в этом документе обязательно будет пункт о миротворческих силах, потому что сегодня это больше всего интересует Москву.

– В Армении есть серьезные опасения, что Россия окажет давление на армянскую сторону, заставив пойти на территориальные ступки. Будут ли эти давления? Какова стратегическая цель России?

– Как я уже отметил, со стратегической точки зрения, Россия хочет навечно сохранить этот конфликт с целью сохранения рычагов влияния на обе страны. А на какую из сторон в настоящее время будет оказывать давление Россия, зависит от конкретной ситуации. Когда Армения вела переговоры с Евросоюзом, это давление самым грубым образом оказывалось на Ереван. Сегодня, когда Баку не поддерживает Москву в вопросе конфликта с Турцией, а это практически невозможно, учитывая отношения Турции и Азербайджана, давление оказывается на Азербайджан. Этой цели служит также и широкомасштабная продажа оружия Азербайджану. Премьер-министр России циничным образом заявил, что «если мы не будем продавать оружие сторонам, это сделают другие государства». «Если хотите, здесь есть также и экономический фактор, плюс к этому еще и дополнительный бонус – возможность введения миротворческих войск в зону конфликта, чтобы получить возможность оказания силового давления на Грузию в случае кризисной ситуации. Главная задача Москвы сегодня заключается в том, чтобы любыми способами ввести туда вооруженные силы. Вот вам и вся палитра российской политики.

Я не думаю, что Россия попытается ускорить урегулирование конфликта, например, передать 7 районов Азербайджану. Она притворится, что занимается миротворческой деятельностью, выдвинет какие-то предложения, потом скажет, что стороны не готовы к компромиссам. Главная игра заключается в том, чтобы сохранить конфликт между сторонами, продавать им оружие, пугать, и сохранять свои рычаги для военного, политического и экономического давления. А в последнее время Москва, учитывая ситуацию во всем мире, судя по всему, пришла к тому выводу, что необходимо повысить уровень своего присутствия на Кавказе, а это можно сделать посредством размещения миротворческих сил в Нагорном Карабахе.

В чисто военном плане ситуация вы Карабахе является патовой, и вокруг нее можно бесконечно осуществлять какие-то формальные миротворческие инициативы, и сохранять крайне выгодный для Москвы уровень контролируемости конфликта.