Южнокорейские журналисты, анализируя сообщения в прессе своего соседа, обнаружили, что партийная газета Rodong Sinmun предупреждает жителей страны об очередном предстоящем «трудном походе». «Трудным походом» диктатура называет массовый голод 1990-х годов, который, по разным данным, унес жизни как минимум 330 тысяч человек, хотя есть данные, что жертв могло быть даже три миллиона.

В этот раз этот эвфемизм прозвучал в контексте возможных трудностей, связанных с введением новых санкций после проведенных Северной Кореей в январе ядерных испытаний. Эти ограничения единодушно называют самыми жесткими санкциями, наложенными на эту страну международной общественностью. Именно поэтому газета призывала сомкнуть ряды вокруг Ким Чен Ына перед майским съездом партии и подчеркивала, что путь революции никогда не был легким. «Даже если нам придется пожертвовать собственными жизнями, мы должны оставаться верными нашему лидеру Ким Чен Ыну до конца своих дней», — писала Rodong Sinmun.

Новые санкции

Сервис Daily NK, у которого есть в Северной Корее сеть информаторов, внимательно следит за первыми результатами санкций ООН. По собранным сообщениям, самым большим сюрпризом стало то, что 1 марта Китай перестал пропускать через свою границу полезные ископаемые. Если Пекин и дальше будет жестко придерживаться режима санкций, это может стать серьезным ударом по экономике коммунистической страны, так как 10% ВВП Северной Кореи обеспечивает добыча угля и его импорт большому соседу, на которого приходится 70% товарооборота Пхеньяна.

Сообщения об эмбарго быстро разошлись не только в бизнес-верхах, тесно связанных с партией и армией, но и среди предпринимателей нижнего звена, которые зарабатывали на товарах, поставляемых из Китая. «Сообщения о новой резолюции ООН на тему санкций, которая была принята единогласно, распространяются, как пожар, по мобильным телефонам. В прошлом люди в Северной Корее мало интересовались санкциями, но сейчас они опасаются, что на «этот раз все пойдет иначе»», —сообщил Daily NK анонимный источник.

Появились (пока неподтвержденные) слухи о закрытии китайской границы для поставок других продуктов в Пекин. Они усилились после появления на северокорейских рынках деликатесов, которые развернули на границе после тщательной процедуры проверки. «Икра рыб и морского ежа, мохнаторукие крабы, кедровые орехи, съедобный папоротник, соленые грибы мацутакэ раньше считались исключительно экспортным товаром, но сейчас их легко найти», — говорит другой источник. Все считают, что эти продукты вернулись с границы, добавляет он, но пока их цены все равно остаются слишком высокими для жителей Северной Кореи.

Сообщения из Северной Кореи, однако, свидетельствуют, что первая паника улеглась. Это происходит в первую очередь из-за стабильных цен, ощутимого повышения вознаграждений и сохранения прежнего уровня курса воны относительно доллара на черном рынке. Эксперт по Корейскому полуострову Стивен Хаггард (Stephan Haggard) в своем блоге North Korea Economy Watch, посвященном экономике страны Кимов, указывает, что эффект санкций станет заметным только в начале мая. При условии, что они будут затрагивать горную промышленность и импорт минеральных ресурсов, а Китай будет их придерживаться. По мнению эксперта, самым важным показателем этого воздействия станут колебания курсов валют на черном рынке.

Многие специалисты высказывают сомнения в том, что Пекин будет долго придерживаться режима санкций. Он может поколебать стабильность северокорейского режима, а последняя вещь, которой хотелось бы китайцам — это многомиллионный поток беглецов из Северной Кореи.

Ситуация настолько серьезна, что ходят слухи, будто Ким Чен Ын на майском съезде собирается ввести нечто, чего его страна не видела 42 года: налоговую систему. О том, как далека идея налогов от обычного жителя Северной Кореи, рассказывала в прошлом году сайту Wirtualna Polska учительница, работавшая в одной из местных школ. «Идею налога на прибыль объяснить было невозможно. Они привыкли, что все дается даром благодаря Великому Вождю, поэтому налог был для них вещью бессмысленной. Северокорейским режим внушает гражданам с детского возраста, что все — в руках их лидера», — рассказывала Саки Ким о своих учениках.

Даже грифы избегают Северной Кореи

Сообщения о приходящей в упадок экономике и эмбарго на торговлю полезными ископаемыми тревожным образом совпали с появлением информации, распространенной Институтом экологии и окружающей среды Кореи, который недавно заявил, что в северокорейском государство может наблюдаться дефицит продовольствия. В качестве доказательства ученые продемонстрировали результаты изучения… путей миграции черных грифов. Исследование было посвящено их перемещениям в последние пять лет.

Маршрут миграции этих птиц с апреля по ноябрь представляет собой петлю, начинающуюся в Южной Корее и поворачивающую в Монголии, где грифы размножаются, чтобы потом вернуться на зимовку в провинцию Кёнсандо. Птицы преодолевают 1700 километров и обычно не меняют своего маршрута.

Анализируя данные с GPS-передатчиков за последние пять лет, ученые заметили, что грифы на несколько дней останавливаются в Китае, чтобы наесться перед путешествием через Корейский полуостров. Птицы не делают длинных остановок в Северной Корее и, как полагает один из орнитологов, это связано с тем, что в этой стране сложно найти пищу. «Грифы не могут найти останков животных, которые составляют их основной рацион», — рассказывает он на страницах Korea Joongang Daily.

Орнитологи также подчеркивают, что из-за специфики полета грифов (они парят, а не машут крыльями) этим птицам приходится перемещаться над землей, и они не могут попасть в Южную Корею непосредственно из Китая, поскольку над морем нет тепловых потоков, позволяющих парить в воздухе. Из-за этого им приходится лететь через Северную Корею.

Экологические руины

О кризисе в состоянии окружающей Среды в Северной Корее говорится уже с 1980-х годов. Экологическая катастрофы, впрочем, частично стала причиной массового голода 90-х, когда сильные наводнения затопили пахотные поля и зернохранилища. Силу наводнения увеличила масштабная вырубка деревьев и уничтожение окружающей среды людьми, которые пользовались дарами природы из-за нищеты, вызванной экономическим кризисом. Интенсивность вырубки в этот период была так высока, что в следующие годы пришлось проводить массовые акции по лесовосстановлению. Однако, судя по всему, ареал лесов в Северной Корее стал сейчас меньше, чем когда-либо раньше.

По данным North Korea Economy Watch, сейчас в этой стране около 500 тысяч квадратных километров леса, тогда как в начале 90-х эта цифра доходила до 825 тысяч квадратных километров. Их поверхность уменьшается каждый год. Данные Всемирного банка говорят о 40% уменьшении с 1990 по 2015 год. В свою очередь, между 1970 и 1990 площадь лесов уменьшилась на 17%. Это показывает, что тренд не только продолжается не первый год, но и усиливается.

В 2013 году Маргарет Палмер (Margaret Palmer) из Мэрилендского университета посетила Северную Корею, и то, что она увидела, превзошло ее худшие ожидания. Специалистку по экосистемам шокировало отсутствие жизни и пустота пейзажа. «Мы отправились в национальный парк, где встретили одну, возможно, две птицы. Других диких животных там не было», — рассказывала Палмер на интернет-сайте американского общественного телевидения.

Ей вторил специалист по почвам и сельскому хозяйству Йорис Ван дер Камп (Joris van der Kamp) из Голландии. «Ландшафт выглядит мертвым. Это сложные условия для жизни и выживания. На земле нет веток. Все идет на корм людям и животным или на отопление, на земле почти ничего не остается. Мы видели людей, которые копали глину у скованных льдом берегов рек, они грели руки у небольших костров у дорог, в которых жгли то небольшое количество органических отходов, которое могли найти», — рассказывал ученый. О беспрецедентной эксплуатации природных ресурсов писала также Барбара Демик (Barbara Demick) — автор книги «Повседневная жизнь в Северной Корее», рассказывающей о буднях жителей этой страны. По ее наблюдениям, отсутствие значительных популяций птиц и небольших животных, например, лягушек, стало прямым следствием голода 90-х годов. Голодные люди просто истребили поголовье большинства диких животных.

Может ли в результате новых санкций Запада, экономического кризиса и непрекращающейся деградации окружающей среды, снова вернуться голод? Многое будет зависеть от запланированного на следующий месяц съезда Трудовой партии Кореи, на котором Ким Чен Ын обозначит направления политики на следующие годы и даже десятилетия. Последний съезд такого рода состоялся 36 лет назад.

Источник — Wirtualna Polska

Перевод — Иносми