Блиц-интервью Minval.az  с профессором, доктором юридических наук Ильхамом Рагимовым.

— Профессор, сейчас, после кратковременного вооруженного конфликта в Карабахе, естественно, всех волнует дальнейшая перспектива разрешения проблемы. В средствах массовой информации политологи, политики, а также представители общественности начали высказывать свои суждения. Наш представитель АТЭТ Галиб Исрафилов в интервью агентству «Анадолу» разъяснил, что Азербайджан поддерживал и поддерживает «формулу 5+2». Хотели бы знать Ваше мнение по этому вопросу.

— Полагаю, что мы недавно были свидетелями не конфликта, а военных действий, в которых с обеих сторон были потери, и не маленькие. Конечно, хотелось бы, чтобы наша армия, воспользовавшись моментом и преимуществом во всех отношениях, взяла бы Ханкенди. Видимо были какие — то нам неизвестные причины, которые остановили продвижение армии, и вынудили пойти на прекращение наступления. Тем не менее, нам стало очевидным, что армянские вооруженные формирования не обладают той силой, о которой нам все время говорили. В то же время мы убедились в том, что Азербайджан имеет сильную армию и обладает сильным духом. События доказали также ошибочность утверждений некоторых политиков о том, что за армянами стоит Россия и ее армия. Я всегда говорил, что Россия никогда не будет вмешиваться в этот конфликт, если дело дойдет до войны.

Теперь о «формуле 5+2». Я не знаю чья эта идея, но это — «ловушка» для нас. Это не решение проблемы с позиций справедливости, а самообман международных структур, занимающихся этой проблемой долгие годы. Складывается впечатление, что им все равно как будет решен вопрос. Главное — «отчитаться» перед мировой общественностью, а также Азербайджаном и Арменией, что проблема решена. Вот и все. В принципе, речь в данном случае идет о поэтапном  решении проблемы, т.е. в начале 5 районов, потом еще 2, в необозримом, неизвестном времени уже определение статуса Нагорного Карабаха путем волеизъявления проживающего там населения. Представим себе, что освободили 5 районов. Следовательно, необходимо вернуть туда наших беженцев, которые должны будут жить бок о бок с армянами. Чтобы не было столкновений, надо будет вводить туда миротворческие силы. Возникает вопрос: чьи будут эти силы – российские, американские, ООН? Это на первый взгляд кажется простым вопросом. А на самом деле — это принципиальный политический вопрос. Далее возникнет другой вопрос: через какое время будут освобождены еще 2 района  — Лачин и Кельбаджар? Представим, что когда-то это произойдет.

Самая большая проблема – время определения статуса НК, и практическая возможность осуществления и реализации объективного волеизъявления населения Нагорного Карабаха. Почему я вначале отметил, что это «ловушка»? Да потому, что после освобождения 5 районов, нам будет гораздо труднее перейти ко второму этапу, т.е. к освобождению еще 2 районов, и практически невозможно к осуществлению 3 этапа – определения статуса НК, ибо в договоре вряд ли можно будет назвать время реализации этого этапа даже приблизительно. Поэтому полагаю, что для нас самой приемлемой является «формула – статус НК + 5 + 2», т.е. в начале определяется статус Нагорного Карабаха в пределах территориальной целостности Азербайджана, потом освобождаются 5 районов, а в конце еще 2 района. Кстати, именно такая формула соответствует неизменной позиции Президента Азербайджана И.Г. Алиева. Если сейчас пойти на соглашение по «формуле 5+2», а определение статуса оставить на неопределенное время, то и вся мировая общественность и международные организации успокоятся и будут считать, что проблема решена, и они никогда всерьез не вернутся к этому вопросу. Я боюсь, что это может привести также к тому, что наше сегодняшняя молодежь и следующее поколение также смирятся с фактическим положением.

Наконец, хочу отметить, что это наш исторический выбор, и это будет историческим решением. Поэтому в этот судьбоносный период нашей страны решение должно быть принято только с учетом мнения народа.