1

Армянские вооруженные силы в ходе боевых столкновений с азербайджанскими военными в ночь на субботу и в течение дня потеряли убитыми 18 военнослужащих, 35 – ранены.

Как передает Интерфакс, об этом заявил президент Армении Серж Саргсян.

«С момента восстановления режима перемирия в 1994 году это самые широкомасштабные боевые действия», — сказал С.Саргсян на заседании Совета национальной безопасности вечером в субботу.
По его словам, по имеющейся на данный момент информации, погибли 18 армянских военнослужащих, 35 — ранены.

Он подчеркнул, что неизвестно, к чему могут привести эти события, поскольку на линии соприкосновения все еще наблюдается напряженность.

Как передает сайт armenianreport.com, армянские журналисты желают знать правду о настоящих потерях ВС Армении:

«Азербайджанское минобороны, надо отдать ему должное, признало дюжину своих «шехидов». Но мы — армяне, и мы по понятным причинам прежде всего хотим знать правду о наших потерях среди военнослужащих и мирного населения.

Данные же, поступающие в СМИ, очень отрывочны. Армянские журналисты вынуждены черпать информацию из гражданских источников — медцентров, церкви, где отпевают погибших, от случайных очевидцев. А очевидцы рассказывают страшное — о том, что не хватает вертолетов для переброски раненых, о том, что переброска идет автомобильным транспортом, о том, что наши братья и сестры умирают по дороге, о том, что госпитали порой не готовы встречать раненых — нет персонала, лекарств.

Что-то из этих рассказов может быть правдой, а что-то — преувеличением шокированных увиденным людей со слабой психикой. И это всегда бывает в критических ситуациях — домыслы, эмоции, неточная, сбивчивая информация. И народ вправе знать достоверную информацию.

А где же официальные данные нашего Минобороны? Их нет, этих данных, кабинетные крысы сидят, словно воды в рот набрали.

Плохо это не только потому, что волнуются родные, близкие, да и просто патриотически настроенные граждане. Это опасно еще и потому, что создают почву для дезинформации, чем неприминет воспользоваться противник в условиях информационной войны.

Мы должны знать правду, даже если она горькая»