1444055311_a16

Российский военный аналитик Павел Фельгенгауэр дал интервью польскому изданию Do Rzeczy. ИноСМИ представляет отрывки из этого интервью.

— Путин отдал распоряжение о выводе российских войск из Сирии. Конфликт, который, по вашим прогнозам, мог привести к мировой войне, кажется, взят под контроль…

— Никакого вывода нет. Конечно, некоторое количество самолетов переводится на базы в Россию, но они могут вернуться в течение нескольких часов. Российские базы в Сирии остались. И Кремль, заявляя, что они всегда там были, лукавит. Появились и новые. В Сирии остается тяжелая техника и военные. Разве это вывод?

— Но Путин заявляет, что он выводит войска.

— Он говорит, но не делает этого. Переброска самолетов в Россию позволяет сократить затраты на обслуживание, но в первую очередь — это гениальный тактический шаг, содержащий в себе элемент неожиданности. Он показывает: мы войны не хотим. А в действительности пока война России выгодна.

— Будет ли большая война?

— К сожалению, это возможно.

— Вы пугаете ядерным конфликтом.

— Я говорил об этом в Москве, Вашингтоне и Брюсселе. На встречах, в интервью, статьях. Я хочу предостеречь, потому что нам есть чего бояться. Опасность реальна. Это не значит, что война неизбежно разразится, но это стало более вероятным, чем в предыдущие несколько десятков лет. Не исключено, что это будет ядерная война.

— Все начнется на сирийско-турецкой границе?

— Отношения между Россией и Турцией стали очень напряженными после того, как турки сбили в октябре российский военный самолет. Если они собьют следующий или затопят какой-нибудь российский корабль, Москва ответит. Тогда Анкара может предпринять более массированную атаку, а конфликт распространится на Средиземное, Черное море и на Кавказ.

— Даже если произойдет эскалация, почему Россия решит применить ядерное оружие?

— В той части мира нет достаточного количества конвенциональных сил, чтобы вести войну с Турцией. Когда с обеих сторон начнут расти потери, Путин применит оружие средней дальности. Он не станет запускать большие ракеты из шахт в Сибири. Он покажет, что собирается не нападать на Америку, а только уничтожить несколько целей в Турции. Путин уже сам, высказываясь на тему российских крылатых ракет, иносказательно говорил об этом. Он указал, что с их помощью можно переносить ядерные заряды, которые не используются в борьбе с террористами. Такие ракеты могут упасть на несколько целей в Турции.

— Но зачем применять ядерное оружие?

— В конвенциональном столкновении с НАТО (и даже не только с Альянсом в целом, но и с несколькими выступающими совместным фронтом европейскими странами) у России шансов нет. Мы к такому конфликту не готовы. Конечно, мы готовились к мировой войне, но самое ранее в 2020 году. В тотальной ядерной войне шансов нет ни у кого, поэтому если это оружие будет применено, атака ограничится двумя-тремя целями. Речь идет о том, чтобы показать миру, что Россия не остановится перед применением таких вооружений против страны-члена НАТО.

— В Калининградской области у границы с Польшей вырубают лес. Там готовят дорогу для танков?

— Калининградская область имеет особое значение. После Крыма мы ожидали, что нечто начнется именно там, однако начались действия на востоке Украины. Сейчас представляется, что война придет с Ближнего Востока. Но все может быть вопросом времени.

— На Европу ракеты не полетят?

— По крайней мере не сразу. Сейчас самая большая опасность грозит Турции. Но эта страна входит в НАТО, значит, в гипотетический конфликт будут втянуты другие государства. Так что война будет иметь общеевропейский характер, а, возможно, даже общемировой. Напомню, что в Турции находится натовское ядерное оружие. И если Россия решится нанести по этой стране ядерный удар, он получит адекватный ответ. Это, в свою очередь, не оставит без ответа Москва. Как поведут себя в такой момент Европа и Россия — уже риторический вопрос.

Сейчас путь к мировому конфликту кажется прямым. Я бы оценил вероятность такого развития событий, скажем, в 10%, хотя точно подсчитать это невозможно. В любом случае такой сценарий вероятен. И я перед этим предостерегаю. Вдобавок, на следующем этапе эскалации конфликта каждой из сторон будет сложнее уступить. Поэтому нужно действовать, пока есть время.

— Вы хотите сказать, что Западу, чтобы избежать Третьей мировой войны, нужно пойти на уступки России?

— Западу нужно пойти на уступки России, а России и Турции — друг в отношении друга. Роль Запада — постоянно вести переговоры с Путиным и Эрдоганом. Прекращение огня в Сирии, громко объявленное в конце февраля, ничего не решает. Следует четко определить: что, кому, где. Нужно разговаривать и вести переговоры.