f02f0a1295623f889c51ce5736bacfd7

В начале недели заместитель главы МИД России Григорий Карасин подтвердил планы российского ведомства провести трехстороннюю встречу глав МИД России Сергея Лаврова, МИД Ирана Джавада Зарифа и МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова.

Как рассказал на полях дискуссионной площадки «Тверская — XXI» на тему «Тени холодной войны: Россия и Запад в современных реалиях», прошедшей в Музее современной истории России, в беседе с корреспондентом «Вестника Кавказа» главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов, стороны планируют обсудить на предстоящей встрече развитие транспортного коридора «Север-Юг», и у России здесь имеется вполне конкретный экономический интерес.

«Насколько я понял из информации, которая обнародована, собираются обсуждать транспортный коридор «Север-Юг», и, на мой взгляд, это очень важно, очень нужно, потому что здесь как раз российский интерес — не замыкаться только на евразийскую ветку, которая, прежде всего, связана с Китаем, а продавать и свое тоже. Иран вышел из изоляции, имеет огромные амбиции по экономическому, политическому развитию, и этим надо пользоваться. Поэтому, если удастся сдвинуть с мертвой точки какие-то новые направления на Юг, это принесет ощутимые выгоды экономике России», — уверен политолог.

«Это связано со многими проблемами, в том числе и с проблемами, мягко скажем, не очень доверительных отношений Азербайджана и Ирана, но это совершенно необходимо. И я думаю, что неслучайно Россия этим сейчас пытается заниматься, равно как и активно участвует в решении каспийских проблем. Мы недавно видели, что Каспий неожиданно предстал в новом свете с этими самыми «Калибрами» и так далее. Это очень перспективно. Я думаю, что это очень правильно, что российская дипломатия это инициирует», — отметил главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».

В то же время эксперт считает, что «разворот России в сторону Востока» не обязательно означает ее повышенный интерес к станам Южного Кавказа: «Страны Южного Кавказа — это не совсем поворот на Восток. Я думаю, что это достаточно периферийная часть с нашей точки зрения. Вот с точки зрения Китая это не совсем так. Они как раз с большим интересом изучают возможности, которые может предоставить, например, Грузия. Но здесь все будет зависеть от того, насколько успешным будет сам большой проект, связанный с Россией, Казахстаном, Китаем и Центральной Азией. И отчасти — от того, что будет происходить в Европе, потому что Южный Кавказ ценен как некое промежуточное звено. Если, допустим, Европа будет и дальше погружаться в кризис, тогда, наверное, и интерес Китая — а зависит в первую очередь от него — к Южному Кавказу будет ниже. Если там будет как-то более спокойно, и Китай повернется к европейским рынкам, то, значит, какое-то небольшое, скромное место будет и у Южного Кавказа, но это, конечно, не основное направление», — пояснил Федор Лукьянов.