ContentStore_Resources_38_pipeline

Ранее сообщалось, что Еврокомиссия (ЕК) одобрила соглашение по строительству Трансадриатического газопровода (ТАP), которое было подписано еще три года назад в Афинах Грецией, Албанией и Италией. Об этом говорится в заявлении ЕК, распространенном в Брюсселе.

Сравнение с российскими проектами

Формальное отличие TAP от «Южного потока» в том, что в «Южном потоке» Газпром был акционером половины сухопутной части трубы по европейской территории (одновременно добытчиком и транспортировщиком газа), что формально подпадает под регуляторные механизмы, говорит газете ВЗГЛЯД гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. По нормам Третьего энергопакета эти бизнесы должны быть разделены между разными компаниями. «А акционерами TAP вроде как не является добывающая азербайджанская компания», – говорит он.

Разработкой месторождений занимается BP-Azerbaijan. При этом BP и азербайджанская ГНКАР (SOCAR) являются одними из акционеров проекта TAP (у обоих крупнейшие пакеты – по 20%).

А вот с «Турецким потоком» сравнивать некорректно, потому что этот трубопровод вообще не попадал под европейское регулирование, ибо маршрут его проходил по дну Черного моря и территории Турции, которая не является членом ЕС.

Правильней сравнивать TAP c проектом газопровода ITGI мощностью 11,8 кубометра в год, который проходит из Турции через Грецию в Италию (участок трубы Греция – Италия получил наименование Poseidon). ITGI – это старый проект, который недавно решили реанимировать.

Маршруты обеих труб почти совпадают. «ITGI и TAP идут практически параллельно друг другу. Но проект ITGI поумнее, потому что трубопровод TAP решили тянуть еще через Албанию по политическим мотивам. У них логика такова – надо сшивать Европу, хотя Албания не является членом ЕС. У ITGI поменьше сомнительных стран», – говорит Симонов.

И здесь главная интрига состоит в том, получит ли ITGI исключение из норм Третьего энергопакета, если Газпром не будет акционером этой трубы, так же, как это исключение получила параллельная конкурентная труба – TAP. «Пока ЕК формально еще не в чем упрекнуть, так как по ITGI отказа еще не было», – говорит глава ФНЭБ.

Индульгенция для Азербайджана

Симонов обращает внимание на несколько фактов, которые показывают двуличность позиции Еврокомиссии в отношении фактически одинаковых проектов, но реализуемых разными странами.

«История с TAP накладывается на историю c греческой компанией DESFA, которая владеет газотранспортной системой в стране. SOCAR выиграла тендер на покупку этой компании. ЕК не говорит ни да, ни нет по поводу этой сделки уже несколько лет. Но ведь это крупнейшее нарушение Третьего энергопакета. SOCAR – добывающая компания, и она не имеет права владеть газотранспортной системой. Но сказать «нет» азербайджанцам в ЕС не могут. Поэтому в ЕК и откладывают решение этого вопроса. Возможно, из-за Ирана игры с Азербайджаном чуть остынут», – говорит Симонов.

Но самое главное, что Еврокомиссия разрешила азербайджанской SOCAR полностью заполнять трубу собственным газом, выдав исключение из правил Третьего энергопакета. По европейским энергетическим нормам должен быть обеспечен конкурентный доступ к трубе на европейской территории для любого поставщика газа.

Ровно из этих правил Газпром получил в газопроводе OPAL (продолжение «Северного потока» по европейской территории) только 50% мощностей для прокачки своего газа, остальную половину трубы ЕС требует заполнить газом другого происхождения. Азербайджанская же SOCAR получает трубу TAP в свое полное распоряжение, их Евросоюз не заставляет отдавать 50% трубы конкурентам.

Самое смешное, что желающих прокачивать газ по OPAL кроме Газпрома нет, тогда как есть реальные желающие поставлять топливо по TAP. «Нас постоянно мучают, чтобы мы выставили половину мощностей OPAL на аукцион. Мы согласны, но нет желающих. Мы говорим, раз желающих нет, дайте нам заполнить. Они в ответ: «Нет, будем ждать желающих». Труба стоит частично пустой. Причем, когда спрос на российский газ увеличивается, там в зимние периоды возникают скачки потребления, в ЕС закрывают глаза и разрешают Газпрому больше качать по OPAL», – говорит Константин Симонов.

При этом, если бы Евросоюз разрешил конкурентный доступ к TAP, как того требуют правила Третьего энергопакета, то Россия могла бы не строить ITGI, а претендовать на место в TAP. «Россия легко может доставить свой газ до входа в TAP. Мы готовы конкурировать с любым газом», – говорит Симонов.

«Я понимаю логику Евросоюза. Азербайджанский газ считается как бы диверсифицирующим поставки, поскольку он не российский газ. Вот им мы дадим исключение. А почему? Да потому что они – не вы. Но в то же время ЕС серьезно нарушает собственную философию Третьего энергопакета, которая строится на конкурентном доступе к трубе всех желающих», – говорит собеседник газеты ВЗГЛЯД.