В редакцию Qorod.az обратилась женщина, попросившая не разглашать ее фамилии и паспортного адреса. Сначала я не хотела принимать ее жалобы, но учитывая последовавшие за этой просьбой факты, все же согласилась, потому что история эта не только должна стать достоянием общественности, но и своеобразным предупреждением для граждан, сдающих в аренду собственную жилплощадь.

«Полиция не стала мне помогать, а потому и на вашу вашу помощь я не рассчитываю, это НЕРЕАЛЬНО. Цель моего обращения в ваше издание заключается в другом: я не хочу, чтобы другие люди попали в аналогичную ситуацию».

Молодой парень и его мама снимут квартиру в Баку

Осенью прошлого года Эля ханум (имя изменено) решила сдавать свою квартиру, чтобы поправить финансовое положение. По сути, деньги, которые она планировала получать с аренды, являлись ее единственной статьей дохода. Эля ханум обратилась за помощью к маклеру и предупредила, что хочет сдать свою жилплощадь семейной паре, а не студентам-одиночкам.

Через некоторое время маклер позвонил Эле ханум и сказал, что есть желающие снять жилье, только это не муж и жена, а мать и сын («вполне приличный и серьезный молодой человек» – добавила Эля ханум). Будущий арендатор, Эля ханум и маклер встретились поговорили, посмотрели квартиру. Молодой человек остался доволен, цена и месторасположение квартиры его вполне устраивали. На вопрос «А где же мама?» он ответил, что мать на днях должна приехать из района, и он обязательно даст знать о дане и времени ее прибытия в квартиру. Договор сроком на год оформили в нотариусе, и сделка состоялась.

Прошло несколько месяцев, кварирант исправно выплачивал ренту, но мать его по-прежнему пребывала в районе. Правда, Эля ханум говорила с ней по мобильному телефону, и в разговоре женщина показалась ей очень приятной, милой. Она извинилась и сказала, что в районе ее задержали дела, связанные со сначала с подготовкой, а затем со свадьбой одной из близких родственниц.

Через неделю после телефонного разговора женщина объявилась в Баку. Квартирант пришел вместе с ней к дому, в котором проживала Эля ханум, позвонил своей арендадательнице и попросил спуститься вниз. Знакомство состоялось. Женщина уверила Элю ханум, что теперь она останется жить в Баку вместе с сыном.

В начале декабря на телефон Эли ханум поступает звонок с неизвестного номера. Какой-то незнакомый мужской голос представляется дядей ее квартиранта и заявляет: племянник должен срочно уехать в район и отказывается от квартиры, приходите забрать ключи и деньги. Эля ханум спросила, почему не соблюдаются условия договора? Ведь о намерении освободить квартиру нужно зблаговременно предупреждать хозяина за 2 недели вперед. Но так или иначе, а изменить ситцуацию уже было нельзя. Эля ханум сказала, что приехать сейчас не может, а будет к 16.00.

Через час после звонка дяди квартиранта звонит маклер и говорит: «Там что-то произошло. Мне звонили из полиции и спросили, не ты ли нашел квартиру для этих людей? Я сказал, что да, я. Мне говорят: «Срочно приезжай. Там кое-что произошло».

Перепуганная Эля ханум звонит на номер квартиранта — он на телефонные звонки не отвечает. Потом телефон и вовсе отключил. Тогда женщина звонит соседу и просит подняться в ее квартиру, чтобы посмотреть, что там произошло.

Лезвие во рту, «мужчина» в женском платье и светопредставление в полиции

Через пару минут сосед перезвонил Эле ханум и сазал, что она должна обязательно приехать сама и увидеть все, что произошло в ее квартире.

«Это ужас, кошмар! Я поднялся наверх, как ты и просила, постучал, и мне открыл дверь мужчина, одетый в женское платье, который сходу заявил: «Да, я петух, и что?». Я убежал. Срочно приезжай!».

Эля ханум уже ехала в свою квартиру, когда ей позвонили из отделения и сказали: срочно приезжайте.

Когда Эля ханум приехала в отделение, то своими глазами увидела этого самого «мужчину» в женском платье, в черных колготках, довольно пузатого и омерзительного.

— ААААА! Вот она! – заорал этот недочеловек, увидев Элю ханум. – Она хотела выкинуть меня на улицу, потому что я гомосексуалист! Она нарушила мои права! Где в Конституции написано, чтобы права граждан нарушались? Я платил деньги, она у меня вперед за месяц взяла оплату, пусть возвращает!

При этом полиция совершенно спокойно реагировала на эти хамские выкрики.

Эля ханум, которая впервые в жизни видела в лицо эту странную двуполую особь сказала, что не станет вообще с ним разговаривать, пока оно не отойдет подальше от нее – в противоположный угол. Оно послушно отошло. Разговор между ними произошел в следующем ключе:

Эля ханум: — Как тебя зовут? Ты кто вообще такой?

ОНО (жеманясь): — Меня зовут Наиля ханум (далее оно настаивало, чтобы его впредь называли именно так)!

Эля ханум: — Не дурачься, а скажи, как тебя зовут на самом деле.

ОНО (мужским недовольным голосом): — Эльман.

Эля ханум: — Как ты оказался в моей квартире? Я ее сдавала совсем другому человеку по-имени Ариф, он меня со своей матерью познакомил.

ОНО (с циничным смехом): — Это — мой парень. А его «мама» – моя уборщица.

Эля ханум: — Почему ты меня обманул?

ОНО: — А ты сдала бы квартиру такому как я? Конечно, не сдала бы. Короче, не вернешь мои деньги, я не уйду из твоей квартиры.

Тогда Эля ханум спросила у полиции, что произошло в ее квартире, и почему она сейчас находится здесь, а не у себя дома?

— Нам поступил звонок из вашей квартиры. Оттуда был сделан вызов на 102 с заявлением, что к квартирантам пришла квартирная хозяйка, которой они заплатили за месяц вперед, и грозится выгнать их из квартиры.

Тут произошло нечто: один из полицейских, находящихся в кабинете, отвел Элю ханум в сторону и посоветовал на не напирать на «Наилю ханум»:

— Не нарывайтесь, у него лезвие во рту (!!!!). Он порежет себе язык или ударит по венам, чтобы потом обвинить и вас и нас в том, что мы притесняем его по сексуальному признаку, обвинит в участии гонения на гомосексуалистов.

Не лишним будет отметить, что «Наиля ханум» был пьян, как свинья, и вел себя отвратительно, в разговоре ругался матом. При молчаливом попустительстве полиции.

Когда ОНО вышло покурить, Эля ханум сказала полицейским, что сдавала квартиру через маклера, офциально, заключила договор (договор она принесла с собой и показала), объяснила, что квартиранты ей сами позвонили и попросили прийти за ключами.

Далее произошло то, что вполне можно было ожидать от сотрудников полиции: Эле ханум посоветовали заткнуться и не повышать голос, а также предъявили обвинения в том, что ОНА САМА СДАЛА КВАРТИРУ ПОД ПРИТОН. И потому теперь ей либо надо подождать, пока «Наиля ханум» не соизволит съехать, либо оплатить «долг», либо подавать на нее в суд. Полиция тут ничем помочь не может.

Мальчик с алыми ногтями, поломанная кровать, коммунальные долги

Далее: «Наилю ханум» посадили в автомобиль и увезли обратно на съемную квартиру, принадлежавшую Эле ханум. Последнюю предупредили: у тебя выбора нет. Либо подавай в суд, либо договаривайтесь сами.

— Я вернулась к себе домой в шоковом состоянии. Понимая, что квартира, где я живу, уже «засвечена», так как туда приходил вместе со своей «мамой» мой липовый «квартиросъемщик», у меня были реальные шансы опасаться за свою жизнь. Полиция меня сильно напугала, тем более, я видела, что этот «Наиля ханум» в управлении делал что хотел, вел себя как хотел, а угрожать сотрудники полиции стали мне, ни в чем не виноватой, и кроме того – постадавшей от действий мошенников женщине! А «Наилю ханум» на персональной машине отвезли в мою же квартиру!

Позже Эле ханум звонят из управления и говорят: «Наиля ханум» просила передать, что уйдет из квартиры, если вы отдадите ей деньги, которые взяли за последний месяц вперед. Эля ханум ответила, что этот аферист ни копейки не получит.

Позже раздается звонок с номера «дяди» квартиросъемщика. Оказалось, что это и есть тот самый «Наиля ханум». Это был его телефонный номер, и именно он звонил и говорил насчет отказа от квартиры и просил приехать и забрать ключи.

— Я не хочу ругаться с вами, — сказал «Наиля ханум». У меня нет денег, чтобы переехать на другую квартиру. Или дайте мне возможность дожить до конца месяца у вас, чтобы подзаработать денег, или я еще долго отсюда не уйду. И еще мне нужно время, чтобы собрать вещи и закончить кое-какие дела.

Понимая, что выхода у нее действительно нет, Эля ханум сказала, что дает ему неделю срока – 21 января он должен будет вернуть ей ключи и уйти. «Наиля ханум» сказал, что это подходящий вариант.

Накануне, то есть 20 января, Эля ханум звонит на его номер, ОНО поднимает трубку с ходу начинает рыдать:

— Я в районе, у меня мама умерла, меня Бог наказал за то, что я на вас накричала….Сейчас я дам трубку тете, она рядом стоит.

И передает трубку какой-то женщине, которая слезным голосом подтверждает сказанное «Наилей ханум». На вопрос: «Когда ты наконец освободишь мою квартиру» «Наиля ханум» ответил, что 5 февраля. У Эли ханум просто не оставалось выхода. И она согласилась подождать еще.

5 февраля Эля ханум вместе со знакомыми едет на свою квартиру.

— Стучим, не открывают. Тогда я попыталась открыть двери своим ключем, да не тут-то было! Они сменили замок. Я звоню к этому аферисту, и он мне говорит: там жила моя подруга, она сейчай ключи принесет. На мой вопрос, а где ты сам вообще и почему снова нарушил договор, он ответил: «Я сейчас не могу приехать, я работаю. Какая разница, я привезу ключи или не я?». На вопрос, почему сменили замки, «Наиля ханум» хамски ответил: «Это мое дело. Были причины, вот и сменил».

Ничего не оставалось, как ждать ждать «подругу». И вот она появилась: стройный жеманный молодой мальчик с красными ногтями. Он передал мне ключи и зашел с нами в квартру.

— Я его спрашиваю: — Ты здесь жил? Он отвечает: — Я всего 3 дня тут жил.
А Наиля ханум давно отсюда ушел. Я спросила его: а кто жил тут до тебя? Он ответил, что не знает.

В конце разговора Эля хаум подвела печальный итог: квартира была вся насквозь прокурена, воняла какими-то дешевыми духами и потом, на полу валялись накладные ресницы, а под диваном нашли презервативы. Одну кровать украли, вторую поломали. Кроме того, на следующий день ей принесли жировки, в которых были указаны долги: свет — 110 свет манатов, и 50 манатов счет за воду. Эля ханум: позвонила «Наиле ханум» и спросила, что это значит, и почему не платили за коммунальные услуги?

— Я сказала, что свинство поступать так по отношению к человеку, который вошел в твою ситуацию, позволил тебе остаться (бесплатно!) в квартире в течении целого месяца! А оказывается, что в моей квартире жили какие-то незнакомые люди, вытворяли в ней черт знает что! Ты оставил меня с долгами, мою мебель украли и поломали. Да еще я выяснила, что сдала свою квартиру не студенту с матерью, а Маме Розе.

— Я не Мама Роза, — спокойно ответил «Наиля ханум». Я – Общак. Так называют таких как я, в нашем кругу. Я бандерша. А Мама Роза женщинами торгует. Никаких денег я тебе не верну. Всем сейчас тяжело. Такова наша «женская доля», — добавил «Наиля ханум» и повесил трубку.

После этого разговора Оно вероятнее всего, заблокировало номер Эли ханум, потому что дозвониться до него уже не представлялось возможным.

Трансы — неискоренимый позор ншего города

Несколько лет назад, после смерти гомосексуалиста, повесившегося на флаге ЛГБТ, я посетила эту организацию и брала интервью с руководительницы молодежного движения. Но суть не в этом. Я была поражена тем, что увидела: человек 25 подростков (все они приезжают из районов Азербайджана, прим. авт.), эпатажно разодетых и ведущих себя, мягко говоря, достаточно фривольно и нагло. Они пришли в ЛГБТ на «консультацию психолога». Мне, как убежденному гомофобу, было странно наблюдать за молодыми парнями и девушками, у которых по сути, будущее напрямую связано с панелью. Почему я говорю именно так? А потму что эот — правда. Наше общество не готово к столь резкой демократичекой толерантности. Для того, чтобы воспринимать человека таким, какой он есть, нужно много лет жить в стране с другими традиционными устоями, более свободной и естественно — не с мусульманской религией. В Азербайджане никогда не поощрялся гомосексуализм, ни трансвеститы, и слава Богу.

Но есть одно внушительное НО. Он не поощряется, но используется, причем, очень умело. Поясню.

Был у меня знакомый стилист, салон которого посещали трансвеститы, переодетые в женские платья, в париках, с накладными грудями и задами. Они наращивали волосы, клеили ногти, переодевались в вульгарные шмотки с блестками и стразами, делали макияж и укладки. Достаточно вспомнить нашумевший в Youtube видеоролик «Свадьба азербайджанских геев», чтобы увидеть результат их прихорашивания в салонах. Пару раз я заставала в салоне эту развратную камарилью, когда заходила к своему знакомому стилисту без звонка. А вспомниоа я об этом вот почему: несколько раз мне приходилось его ждать, и я наблюдала за трансами, их разговорами, манерой себя вести. И главное — за тем, как они «работали». А пахали эти ночные бабочки, судя по всему, как заводные. Их телефоны разрывались от звонков. Цена — от 20 до 100 манатов за визит (все зависело от количества времени и типа услуги). Были звонки, которые трансы попросту пропускали. Когда их телефоны на подзарядке лежали на столике, около которого я сидела, то мне прекрасно было видно, с каких именно номеров им обычно звонили: номера дорогие, с множеством нулей или одинаковых цифр. У простого смертного такого номера никогда не будет. Как потом рассказывал мне стилист, звонки поступали из прокуратуры и полицейских управлений.

— Нас лучше не трогать, — говорил он. — Мы так нагадим, что мало не покажется! Полиция за нас однозначно, в обиду не даст.

Кстати, в этот же салон приходила и небезызвестная Айла (в прошлом Хатампаша Дамиров, житель Сиязаньского района), которую убили летом 2015 года на съемной квартире, расположенной в центре города. А точнее, н приходила Айла в салон, а приезжала. Как приезжали они все — на дорогих машинах, увешанные золотом. Понятно, что их покровители занимают очень высокие посты. А потому полиция не реагирует на их откровенное потаскушничество, а наоборот, покрывает все их грязние делишки.

Случай, произошедший с Элей ханум является одним из доказательств моим словам. И потом, что за глупые, идиотские оправдания гонениями и притесненими трансвеститов по сексуальному признаку? Какая там Европа? Большинство из азербайджанских трансов даже читать не умеет, потому что даже среднюю школу не заканчивало. А им и не надо. Главное — умение считать и знание необходимых для работы поз из учебного пособия по древнеиндийскому трактата «Камасутра».

Кстати, Эля ханум рассказала мне, что ей еще повезло: в районе универмага «Олимп» трансы няли таким же образом квартиру, и вообще не собираются оттуда уходить. Полгода живут, не платят деньги, принимают клиентов, а полиция бездействует. А будете настаивать на расследовании, вас еще и в содержании притона обвинят! Вот вам и реалии.

А потому я призываю всех, кто прочтет эту статью, быть бдительными. Особенно тех, кто сдает свои квартиры: не поленитесь обговорить в условиях сдачи также вопрос о своих визитах, настаивайте на том, чтобы периодически в квартиру могли приходить соседи — для проверки обстановки. Сделайте опись вещей, находящихся в вашей квартире, тщательно проверьте информацию о том, кто собирается у вас ее снять: где учится, где работает, где и с кем живет. Перестрахуйтесь несколько раз, чтобы потом не стать жертвой обмана и не терпеть в своем доме присутствие «Наили ханум» и ему подобных нелюдей. Наша полиция их бережет. Не поможете себе сами — не поможет уже никто..

Яна Мадатова