Президент Росссийской Федерации Владимир Путин пришел в ярость, когда узнал об убийстве российского оппозиционного политика Бориса Немцова.

Об этом заявил российский журналист Алексей Венедиктов в рамках проекта «Диалоги», комментируя заявление главы Чеченской республики Рамзана Кадырова о желании уйти в отставку, приводит его слова Эхо Москвы.

«Потому что он (Кадыров. — Ред.) чувствует слабость. Убийство Немцова реально, насколько я знаю, вызвало ярость (это правильное слово) Путина. В ту ночь были подняты все силовики, были вызваны. Мне рассказывали, что Путин на них шипел, не орал – шипел», — сказал он.

«И не даром через три дня в Ингушетии был захвачен киллер федеральной службой, в Ингушетии федеральной службой. Я так представляю себе, что монополия на насилие, Путин почувствовал, как я понимаю, что монополия на насилие была вырвана у него из рук. А это главное, что есть у государства и руководителя государства», — добавил журналист.

Венедиктов высказал мнение, что Кадыров забрал из рук Путина «право на убийство».

«Мы все знаем, что президент Соединенных Штатов Америки – и Путин это знает хорошо – для того чтобы устранить людей, типа Кастро или типа бен Ладена, подписывает специальный ордер, да? То есть, это право президента, главы государства на убийство, право президента на убийство, в Соединенных Штатах Америки оно есть. У премьера Великобритании оно есть. Я абсолютно уверен, что оно есть у главы российского государства, это общий принцип. И у него это право было выдернуто из руки. И вот эта вот реакция, видимо, президента, безусловно, который почувствовал, что у него отбирают», — отметил он.

 «И я думаю, что у Рамзана ослабли позиции в Кремле. И он понимает, что он нужен, он демонстрирует эту нужность Путину, но в то же время ему демонстрирует: как скажете, Владимир Владимирович. Вот как скажете. Хотите – направьте меня начальником ГРУ в Сирию. Хотите – направьте меня во главе батальона в Украину… Потому что решение будет принимать президент, а президент недоволен был год назад. Это точно, это не мои конструкции, это мое знание, он был недоволен», — резюмировал Венедиктов.