Несмотря на то, что Лаврентия Берия и враги, и его друзья характеризовали, как очень уравновешенного человека, который не поддавался эмоциям и действовал разумно, у него тоже бывали чрезвычайно возбужденные моменты, когда Лаврентий Павлович походил на ярого тигра, от которого всего можно было ожидать. Историк Иосиф Агафонов писал, что назначение Лаврентия Берия первым секретарем ЦК Объединенных Республик Закавказья была идеей Сталина, которого очень заботило будущее трех республик Кавказа. Он считал их самыми строптивыми, и назначение Берия служило цели укрощения этих республик. Молодой и энергичный грузинский чиновник сразу же приступил к делу и безо всяких репрессий и насилия, установил порядок на вверенной ему территории.

Он пользовался уважением и любовью среди 16 миллионного населения Кавказа.

Притворная мягкость Берия настолько затмило разум первому секретарю ЦК Армении, что этот старый и опытный большевик явился к своему непосредственному руководителю в Тбилиси и в знак верности и лояльности, Агаси Ханджян преподнес древний персидский ковер Лаврентию Берия прямо в его кабинете. Гость явился в кабинет в сопровождении трех подчиненных, которые занесли ковер и удалились в гостиницу. Взглянув на ковер, Берия спросил Ханджяна:

— Что это такое, что было так тяжело нести даже троим?

– Это, Лаврентий Павлович, старинный персидский ковер и от всей души преподносит вам армянский народ, – ответил лукаво Ханджян, который сознательно говорил от имени всего народа.

– Наверное, он очень дорогой…

Ханджян ехидно улыбнулся и ответил:

– Дружба бесценна, Лаврентий Павлович…

– Вы правы, товарищ Агаси и этот подарок, в знак взаимной дружбы наших народов, найдет обитель в Государственном Музее, – кратко ответил Берия гостью, чем дал ему понять, что он не берет взяток. А затем он стал расспрашивать его о процессах в Республике Армения. Ханджян все рассказал Берия и в конце беседы опять вернулся к теме дружбы между Грузией и Арменией. Берия сам был искусным обольстителем и поэтому он сразу понял, что Ханджян готовился к серьезной беседе и именно поэтому и преподнес ему, дорогой ковер. К середине беседы, Ханджян вдруг коснулся темы территорий и сказал:

– Лаврентий Павлович, у нас, армян, очень малые и не плодородные земли. От имени всего народа просим вас, чтобы вы стали посредником перед товарищем Сталиным, чтобы он передал нам Джавахские земли, чтобы более верно и продуктивно служить нашей родине.


Во время произношения этой фразы, в кабинет вошел Серго Гоголадзе, который считался близким другим и верным сотрудником Берия и имел право входить без стука. Позже, когда он будет давать показания по делу Берия, он напишет:

«Лаврентий Павлович побагровел и в ярости стал трястись. Потом он на армянском языке, которым прекрасно владел, заорал на Ханджяна:

– Поддонок! Грузинские земли захотел? Да к тому же, хочешь их получить от Сталина через мои руки?!

Ханджян побледнел, застыл и содрогнулся, он весь вспотел, да так, что капли пота капали с его одежды на пол. Лаврентий Павлович бросил на него презирающий взгляд и вдруг он достал из письменного ящика наган черного цвета, направил его на Ханджяна и дважды выстрелил в упор ему в голову, добавив: «Подохни, как пес!…». Затем стал удивительно смиренным и сказал мне:

– Серго, заверните этот труп в его ковер, в темноте отнесите за городом и бросьте, куда-нибудь в яму…

Я и мои подопечные точно выполнили указания и труп Агаси Ханджяна, завернутый в ковер, бросили на поле Соганлуги, в глубокую яму…»

По словам Гоглидзе, бесследно исчезли и те три сопровождавшие Ханджяна лица. Они ожидали руководителя в гостинице и были ликвидированы по приказу грузинских чекистов.

Как подтверждается из исторических архивов, «Дело Ханджяна» было согласовано в Кремле, со Сталиным. Через несколько дней в Армении назначили нового руководителя, который был представлен на этот пост самим Берия, а Ханджяна признали врагом народа.

Очевидно, что дело Ханджяна всемогущий Берия мог решить и без убийства, но с одной стороны, он не смог с крайними эмоциями, а с другой стороны, своими руками прикончил жаждущего овладеть грузинскими землями.

Источник: Газета «Тбилисцы» («Тбилиселеби»).