img_813_20560

Самый северный центр для беженцев из стран Ближнего Востока и Африки окружен арктическими пейзажами. Это норвежский Хаммерфест, самое холодное место Европы — город и коммуна, которые находятся в 460 километрах от Полярного круга. Сюда привезли мигрантов, которые привыкли к солнцу, жаре и буйству зелени. Теперь у них за окном другие пейзажи, и фотограф Алистер Грант запечатлел будни южных людей, согретых нордическим гостеприимством.

Некоторых мигрантов норвежские власти направили в Хаммерфест после легального въезда в Европу. Кое-кто из ищущих убежища проник в страну через южную границу Швеции и тоже был перенаправлен в северные края. Наконец, некоторые попали в Норвегию из России, перебравшись через ее границу с Евросоюзом.

Гостиницу Northern Lights Hotel, представляющую собой россыпь деревянных домиков на берегу фьорда, превратили в лагерь для беженцев. Та же судьба постигла лоджи для туристов на острове Сейланн, где находится природный заповедник. Да, в этих краях нежарко, но условия проживания все равно в разы лучше, чем в центрах для беженцев в Южной и Центральной Европе.

Руководство гостиницы-лагеря старается занять мигрантов чем-нибудь интересным, чтобы они не сидели без дела в ожидании решения миграционной службы страны (которое может растянуться на год). Беженцев учат ходить на лыжах, рубить дрова, ловить рыбу.

Приезжие с переменным успехом привыкают к низким температурам. Но действительно тяжким испытанием стал для них короткий день и недостаток солнца. Работники миграционного центра по прибытии предупреждают об этом южан, но многие признаются, что не до конца понимали, как это, пока сами не увидели, что в ноябре солнце «вдруг ушло».

Людям также объясняют, что принято и не принято в европейском обществе. После новогодних происшествий в немецком Кельне особенное внимание уделяют гендерным вопросам. Например, растолковывают, что норвежские женщины веселые и шумные, они могут, как и мужчины, зайти в бар выпить. На специальных курсах, посвященных отношениям западных мужчин и женщин, беженцы не могут скрыть недоумения. Но не потому, что им все в диковинку, а потому, что преподаватели считают, что они всего этого не знают: «Мы знаем, как тут принято вести себя, мы видели все по телевизору. Для нас это не проблема. Странно, что другим беженцам нужно разъяснять такие вещи!»

Худа аль-Хаггар и ее пятилетний сын Омар приехали из Йемена. Им обоим очень нравится зимняя сказка, в которую они попали.