KMO_138200_00048_1_t218

Ситуация с перемирием в Сирии развенчала миф о президенте РФ Владимире Путине как о серьезном международном игроке и превратила того в международного курьера, заявил журналист Виталий Портников на страницах Espreso.tv.

Журналист отметил, что телефонный разговор Путина с президентом США Бараком Обамой о прекращении огня в Сирии произошел после возвращения министра обороны России Сергея Шойгу из Ирана, являющегося наравне с РФ главным союзником режима Башара Асада.

«Если Россия бомбит позиции противников диктатора, то Иран на его стороне воюет. А это совсем не одно и то же. Несколько дней назад оказалось, что Асад отнюдь не собирается прислушиваться к российским предложениям о перемирии», – заявил он.

Портников отметил, что основная ценность Путина как равноправного участника урегулирования конфликта в Сирии была девальвирована.

«Получается, что это не Путин использует Асада для доказательства своего влияния, а Асад – Путина для борьбы со своими противниками», – пояснил он.

После этого Путин послал Шойгу в Тегеран, где тот через иранские власти добился согласия Асада на перемирие.

«И тогда Путин звонит Обаме и, по сути, отчитывается перед ним, что задание выполнено и перемирие обеспечено. Это перемирие нужно американцам, потому что оно останавливает уничтожение Асадом оппозиционных войск и исключает возможность перерастания конфликта в более полномасштабную войну с участием контингентов нескольких стран. И оно нужно Путину – потому что он явно не хочет ввязываться в серьезный конфликт с Турцией и Саудовской Аравией», – уверен журналист.

По мнению Портникова, американцы использовали Путина для достижения собственных целей и переговоров с Ираном, с руководством которого они не хотят или не могут выходить на прямой контакт.

«В роли эмиссаров Белого дома выступают… да-да, Путин и Шойгу. И Путин даже не считает, что нужно это скрыть – он радостно звонит Обаме и рапортует по телевизору… Вот, собственно, и весь Путин — непонятный герой нашего времени, которому просто хочется быть полезным Белому дому», – подытожил он.