Российский военный эксперт и обозреватель «Новой газеты» Павел Фельгенгауэр, комментируя последние военные учения России на южном направлении, в том числе маневры на Каспии, отметил, что все это носит характер подготовки к военным действиям с Турцией. Об этом он заявил в эфире передачи «Лицом к событию» на «Радио Свобода».

«То, что показано, – это по сути боевое развертывание сил для войны с Турцией,  плюс война на Кавказе через Карабах, то есть война с Азербайджаном или с участием Азербайджана. Для этого использование Каспийской флотилии, которая против Турции может только дальние крылатые ракеты выпускать, а если с Азербайджаном, это серьезнее, у того есть большой свой собственный флот. Потому что если с Турцией произойдет серьезное обострение, то почти неизбежно это перекинется и на Кавказ», —  сказал Фельгенгауэр.

Эксперт считает, что всякой войне должны предшествовать массированные маневры.

«Под прикрытием таких маневров войска и силы приводятся в наивысшую степень готовности, развертываются по боевому способу развертывания, а потом это плавно перетекает в военные действия. Так было с войной в Грузии в августе, до этого были долгие маневры «Кавказ-2008», которые потом перетекли во вторжение в Грузию. Так же были внезапные проверки, начался поход в Крым в 2014 году. Вроде бы сейчас эти учения закончены, но скорее всего нет, там остаточные силы останутся развернуты и в готовности, поскольку совершенно непонятно, что будет между Россией и Турцией и надо быть наготове, Крым и Черноморский флот – это их задача. В Киеве забоялись, что это против них. Кстати, начальник Генштаба украинского сказал, что получил негласное послание от московских коллег военных, что это не против нас. И надо думать, что это действительно так, поскольку Северный Кавказ и Каспий – это уж точно не против Украины», — сказал он.

По его мнению, Россия не ожидала, что столкнется с ожесточенным сопротивлением Турции.

«Мы вошли в Сирию, не понимая, что входим в конфронтацию с Турцией. Очевидно, Путин был уверен, что с турками все договорено и как-то мы все там поделим с Эрдоганом. Это была очень существенная ошибка, мы собирались воевать там с какими-то пастухами, на «Тойотах» пулеметы, а вовсе не с первоклассной военной державой. В этом сейчас главная проблема.

В Вашингтоне особенности опасности ситуации, в Москве, кстати, оценивают более серьезно, на Западе и прежде всего в Вашингтоне недооценивают, в какую опасную ситуацию мы сейчас вползаем. А конфронтация с Турцией может начаться в любой момент. Они собьют еще наш самолет, мы собьем их самолет, мало ли. Рано или поздно введут войска в северную Сирию, потому что закрытие коридора силами курдов для них абсолютно неприемлемо, они уже сказали. Для начала они будут вести обстрелы через границу. Там создается ситуация,  как в Донбассе летом 2014 года, когда украинские силы пытались перекрыть границу и подставили тыл под удары российской артиллерии. Точно так же сейчас турки, чем ближе российские союзники подходят к границе, тем больше они будут получать артиллерийских снарядов довольно высокоточных из Турции, а стрелять назад нельзя, потому что это страна НАТО, сразу 5-я статья. Это очень опасная ситуация, которая может привести к эскалации. Крейсер «Варяг», мы его послали вместо «Москвы», он очень близко к Латакии, чтобы зенитными ракетами сбивать турецкие самолеты, если начнется свалка в небе. Он собьет турецкий самолет, турецкая подводная лодка потопит его дальнобойной самонаводящейся ракетой или турецкий фрегат ракетный гарпун еще большей дальности, тоже высокоточный. Потонет «Варяг» или сгорит, погибнут сотни наших моряков. Или, кстати, на «Варяге» вполне есть ядерное оружие тактическое.

Что будет делать капитан, когда он тонет? Стрелять по Турции? Что будет делать Кремль, когда у нас утонул крейсер или какой-то другой военный корабль с большой потерей жизней, как ответить туркам? Надо наносить удар по Анкаре. Крылатыми ракетами большой дальности мы даже дворец Эрдогана не разрушим, он слишком большой, значит надо переходить, наносить ограниченные ядерные удары. Так ситуация может выйти из-под контроля, вроде никто ничего не хотел, хотели только немножко кулаками помахать, увеличить нашу сферу влияния, создать на Ближнем Востоке большой союз, Ирак, Иран, Россия, Сирия, Турция, а в результате получаем общеевропейскую войну, которой явно совершенно Кремль не хотел», — подчеркнул он.