702788_10153907947369133_747593732_n

В ходе допроса 10 февраля певице пришлось ответить на очень сложные вопросы.

Согласно поступившей в нашу редакцию информации, когда Ильхама Гулиева получила приглашение в Генпрокуратуру, ее состояние резко ухудшилось и у нее даже отнялись ноги. Поэтому она не смогла явиться в прокуратуру в указанное время. После просьбы ее адвоката прокурор принял решение допросить ее на дому. Ей пришлось отвечать на вопросы насчет фактов, которые обнародовала ее домработница Мехрибан Гусейнова. Заявляется, что допрос состоялся в рамках расследования, начатого после обращения депутата Чингиза Ганизаде в соответствующие структуры.

В интервью АПА певица заявила, что у нее нет серьезных проблем со здоровьем, чувствует себя хорошо.
«Просто из-за ранее полученного лечения я нахожусь под контролем врача. Следователь позвонил мне и сказал, что нужны мои показания. Я пригласила его домой. Спасибо, что приехали. Это простое правило. Здесь нет ничего сверхъестественного. Скоро начнется суд, и мне нужно внести ясность в некоторые вопросы».
Гулиева попросила медиа не беспокоить ее в связи с произошедшим: «Я прошу, чтобы ко мне не обращались. Я никому не дам интервью. Последнее слово будет за судом. Пусть кто что хочет, то и пишет. На суде многое прояснится, все узнают покровителей горничной».

Как сообщил АПА глава пресс-службы Генпрокуратуры Эльдар Султанов, Ильхама Гулиева была привлечена к следствию в качестве пострадавшего лица по уголовному делу, возбужденному в отношении ее помощницы Мехрибан Гулиевой. У народной артистки были взяты показания.

Э.Султанов также отметил, что с учетом состояния здоровья И.Гулиевой сотрудники полиции взяли показания в доме певицы.

Напомним, что Мехрибан Гусейнова написала в письме, что Ильхама Гулиева, прибегнув к шантажу, взяла у певицы Назпери Досталиевой 25 000 манат, нанесла ножевое ранение самой Мехрибан Гусейновой, избила, оскорбила ее честь и достоинство и допустила в ее отношении насильственные действия, также обвинила ее в заказном убийстве и употреблении крайне оскорбительных выражений в отношении общественного деятеля.