Eldar-M

Прошло 3 месяца с момента увольнения министра национальной безопасности Эльдара Махмудова и месяц с момента ликвидации Министерства национальной безопасности. За это время появились сотни пострадавших и свидетелей преступлений, которые на протяжении многих лет совершали чиновники МНБ.

До увольнения Эльдара Махмудова никто не рисковал говорить что-то об этой структуре и выкладывать информацию. А причина проста – они не хотели снова попасть в руки «махмудовцев».

Теперь ситуация иная. Эльдар Махмудов лишен должности, а около 100 сотрудников органа спецслужбы, включая 10 генералов из его команды, находятся под арестом. В Следственном управлении по делам о тяжких преступлениях Генеральной прокуратуры расследуется уголовное дело.

Поступающая информация дает основание заявить, что опасность ареста Эльдара Махмудова уже миновала. Хотя его и привлекли к следствию, но никто из его бывших работников не дал против него показаний. Бывшему министру даже вернули мобильные телефоны, которые забрали у него сразу же после увольнения. За ним признано право свободно звонить кому угодно. Сообщается, что содержащийся в настоящее время под контролем на даче в поселке Бильгя бывший министр активно помогает своему свату Джахангиру Гаджиеву вернуть миллиарды долларов, взятые в Межбанке. Имеется информация, что если Эльдар Махмудов вернет миллиарды, взятые в Межбанке и прошедшие мимо казны, то сможет избежать ареста. Сообщается, что бывший министр звонит лицам, взявшим крупные кредиты в МБА и поручает им поторопиться с возвращением кредита. Видимо, на нынешнем этапе нахождение Махмудова под арестом считается неприемлемым.

***

Есть новая информация и о приближенном к Эльдару Махмудову Акифе Човдарове, являющимся одиозной фигурой. Согласно поступающей информации, содержащийся под особым контролем в Бакинском следственном изоляторе Акиф Човдаров имеет контакты и телефонную связь. Речь идет не о разговорах по телефону с близкими под контролем.

Сообщается, что за счет старых связей А.Човдаров продолжает свои «дела» за пределами изолятора. Это не могут предотвратить. В свое время Акиф Човдаров работал в расположенном в поселке Бина исправительном учреждении № 2. В то время начальником учреждения был Рамиз Гейбатов, а замами были Акиф Гаджиев и Эльхан Садыгов. Акиф Човдаров был очень дружен с ними, особенно с Акифом Гаджиевым и Эльханом Садыговым, эта дружба продолжается по сей день. Акиф Гаджиев является мужем сестры Ровшана Джавадова. Сообщается, что Акиф Човдаров до прихода к власти АДР работал замначальника Пенитенциарной службы, а затем перешел в Министерство национальной безопасности с помощью своего тестя. Сообщается, что тесть Човдарова был работником службы безопасности. Акиф Гаджиев продолжил работать в системе МВД и стал начальником полиции Джалилабадского района. Последним его местом работы было инспектор в МВД. Сообщается, что у А.Човдарова были отношения с Гаджи Мамедовым, арестованным в ходе операции «черный пояс», проведенной МНБ.

Сообщается, что после ареста Гаджи Мамедова Акиф Гаджиев был отстранен от работы в МВД. Не исключается, что у Акифа Човдарова были отношения с Гаджи Мамедовым через Акифа Гаджиева. Что касается личных характеристик Акифа Човдарова, то он всегда сразу и без колебаний исполнял поручения верхов, а когда надо, проявлял особую безжалостность.

Сообщается, что у Акифа Човдарова еще со времен работы в исправительном учреждении имеются связи с криминальным миром. Отмечается, что во время работы начальником Главного управления по безопасности в сфере энергетики и транспорта МНБ Акиф Човдаров еще больше укрепил связи с криминальным миров и, в частности, с криминальными авторитетами. Он оказывал поддержку одной из сторон в борьбе за авторитет в криминальном мире. С этой точки зрения, в отличие от других сотрудников МНБ, для Акифа Човдарова нахождение в стенах изолятора – это не такая уж трагедия. Например, наряду с информацией о моральной подавленности начальника антитеррористического центра МНБ Эльчина Гулиева, время от времени распространяется информация о том, что Акиф Човдаров чувствует себя прекрасно. Для него тюремные стены в некоем роде являются родными. Старые связи позволяют ему делать что угодно в тюрьме и посылать любые весточки на волю.

Имеется информация, что у него были очень обостренные отношения с покончившим с собой загадочным способом в Бакинском следственном изоляторе полковником МНБ Ильгаром Алиевым. Их отношения были плохими еще когда они работали в МНБ. После ареста их отношения еще больше ухудшились. Наш источник не указал причины, но отметил, что до смерти у Ильгара Алиева была ссора с Акифом Човдаровым.

Для сотрудников МНБ, содержащихся в исправительном учреждении № 9, которое в криминальном кругу называют «красной зоной», строится специальный корпус. Согласно полученной информации, после того, как сотрудники МНБ предстанут перед судом, они будут содержаться под особым контролем, изолированно от других заключенных. На это есть особые причины. Одна из них заключается в том, что информация, которой владеют арестованные сотрудники МНБ, полученная во время нахождения на должности, сохраняет свою актуальность в течение 50 лет. Есть вероятность, что эту информацию получат от них и другие заключенные. Напомним, что сотрудники МНБ содержатся в Бакинском следственном изоляторе под особым контролем.

Как мы уже отмечали, у содержащегося в находящимся под контролем Службы государственной безопасности Следственном изоляторе Гаджи Мамедова были связи с Акифом Човдаровым, когда они находились на свободе. После ареста Гаджи Мамедова распространилась информация, что его отец был известным мясником. Газета «Gundəm-xəbər» пишет, что отец Акифа Човдарова работал мясником на базаре, известном как «Шушели базар». Долгое время отец генерала резал скотину и продавал мясо на этом базаре. Источник газеты сообщает, что отец Човдарова был очень жестким человеком. Однако в поступившей в нашу редакцию информации отмечается, что отец А.Човдарова был учителем.

Отметим, что Акиф Човдаров обвиняется по статьям 308.2, 309.1, 302.2-ci и 311 Уголовного кодекса, после задержания решением Сабаильского районного суда в его отношении была избрана мера пресечения в виде ареста сроком на 3 месяца.