31113Резкое обесценивание маната на фоне рекордного падения цен на нефть и вытекающие из этого тяжелые социально-экономические последствия вынудили власть пойти на срочные и радикальные шаги. Безусловно, эти меры должны быть направлены на избавления экономики страны и бюджета от нефтяной зависимости. Но как? В этом то и заключается основной вопрос, особенно для тех, кто стоит у руля. Ведь времени на размышление не осталось.

Руководство страны осознает всю тяжесть ситуации. По крайней мере последние решения и заявления президента Ильхама Алиева создают такое впечатление. Его выступление в Давосе повышает оптимизм.

В своем выступлении от сообщил, что сейчас самое время проводить реформы в Азербайджане. Цитата:

«Мы начали реформы финансового сектора, экономические реформы, реформы для развития ненефтяного производства, ориентированного на экспорт».

Затем глава государства выразил уверенность, что страна справится с кризисом и в качестве позитивного старта отметил, что внешний долг Азербайджана составляет всего 12% ВВП, имеются крупные стратегические валютные резервы.

Глава государства также коснулся недавних акций протеста в регионах страны:

«Это были незначительные протесты, вызванные стрессовой ситуацией, но сейчас они уже прошли. Я считаю, что экономическое развитие в Азербайджане будет устойчивым…Мы справимся с этой ситуацией».

Но реальность такова, что в этом году роста цен на нефть не ожидается, а давление на манат продолжится, и глава государства знает об этом лучше всех. Если принять во внимание аналогичные мысли Ильхама Алиева, высказанные до поездки в Давос, то можно предположить, что он собирается предпринять какой-то неординарный, непопулярный, но радикальный шаг.

*****

По этому поводу в нашу редакцию поступила очень интересная информация от надежного источника: после второй девальвации маната власть активно ищет пути выхода из ситуации и с этой целью вызвала в Баку экспертные группы из 3-х разных стран. Эти страны – совершившие экономический прорыв Сингапур, Латвия и Польша. Как заявляют, в течение 10-15 дней они анализировали экономические и бизнес показатели страны, после чего подготовили рекомендации руководству.

Согласно информации, сингапурские эксперты перечислили несколько факторов (среди которых высокий уровень коррупции и низкий уровень образования) и пришли к заключению, что переход Азербайджана на «сингапурскую модель» невозможен. Отметим, что ряд известных местных экспертов считали приемлемой для развития экономики Азербайджана именно «сингапурскую модель».

*****

Самая любопытная часть информации заключается в том, что для перестройки экономики, ее формирования с нуля была выбрана не сингапурская, не латвийская, а польская модель. Из каких соображений была выбрана именно эта модель не сообщается. Возможно в последний момент решающую роль сыграли то, что Азербайджан является частью Евразии и членом Совета Европы, а также то, что Польша за короткое время достигла экономического роста.

Стоит отметить некоторые политические и экономические особенности Польши: в настоящее время она является одним из самых весомых, развитых и важных государства Европы и ЕС, в стране созданы идеальные условия для бизнеса. Согласно отчету аналитического центра «Stratfor», который называют «теневым ЦРУ», за счет своего развития Польша в ближайшие 10 лет превратится в главное государство ЕС, одно из ведущих государств НАТО и по своему авторитету затмит ЕС и Германию.

Польша также является инициатором и автором программы «Восточного партнерства» ЕС, в которую входит и Азербайджан. В то же время она является одной из стран Европы, которая занимает самую принципиальную позицию против оккупации Россией Украины, да и вообще, против любой оккупации.

*****

В чем же заключается «сингапурская модель» экономического прорыва? Для справки отметим, в модели сингапурской республики, которая до недавнего времени была привлекательной для властей Азербайджана, было достигнуто очень высокое развитие авторитарными способами. В этой стране применяются жесткие законы и карательные механизмы, нет понятия открытого общества, на медиа наложена цензура, государственная тайна стоит превыше всего, суды подчиняются премьер-министру и главе государства. Коррупции и взяточничества нет, за это предусмотрено самое суровое наказание. Заработные платы высокие.

В Сингапуре с коррупцией удалось успешно покончить за счет создания специального государственного органа (в Азербайджане формально такой орган тоже существует – Главное управление по борьбе с коррупцией при Генеральном прокуроре).  Полномочия полиции и прокуратуры отданы этому органу, который напрямую подчиняется премьер-министру. Борьба с коррупцией началась с «верхов», были арестованы даже родственники главы государства.

Кроме того, в законодательство были внесены множественные серьезные изменения, были установлены высокие заработные платы для борющихся с коррупцией чиновников. Затем были проведены реформы в судебной системе, повышена зарплата судей. Ведь это аксиома – невозможно эффективно бороться с коррупцией и взяточничеством, если суды не будут независимы, а чиновники не будут получать высокую зарплату. В «сингапурской модели» все эти процессы находятся под серьезным контролем государства. В этом заключается отличие модели борьбы с коррупцией в авторитарных государствах от демократических стран.

*****

Но большинство политических и экономических комментаторов едины в одном вопросе, независимо от того, какую модель экономического развития выберет Азербайджан: для успешных реформ необходимо наличие политической воли, команды реформаторов и программы реформ.

В скором времени мы узнаем, выполнены ли эти условия в Азербайджане. Долго так продолжаться не может, ведь время поджимает. Для Азербайджана «песочные часы» уже запущены.