Депутат Милли Меджлиса Азербайджана Расим Мусабеков на своей странице в социальной сети Facebook прокомментировал снятие санкций с Ирана и то, как это отразится на отношениях Тегерана с Азербайджаном и на ситуацию в регионе.

Орфография и стилистика автора сохранены:

«МАГАТЭ подтвердило факт выполнения Ираном всех согласованных требований по ядерной программе. По условиям сделки в рамках так называемой «шестерки», США и Евросоюз сняли наложенные на ИРИ санкции. Теперь Тегеран может распоряжаться своими «замороженными» финансовыми авуарами, осуществлять банковские переводы и получать оплату за поставляемые товары и услуги, свободно реализовывать на западных рынках нефть и газ, привлекать инвестиции, приобретать высокотехнологичное западное оборудование и технику. В Иране это сообщение встретили с ликованием, тогда как в Саудовской Аравии и арабских княжествах Залива оно вызвало нескрываемое неодобрение, если не сказать больше. Однако нас в первую очередь, должно интересовать, как данное событие отразится на азербайджанско-иранских отношениях, а также его последствия для региона.

Скептики утверждают, что выход Ирана из изоляции снизит геополитическую значимость Азербайджана в глазах США и НАТО, а увеличение предложений иранской нефти и газа обвалит и без того крайне низкие цены на энергоресурсы, что болезненно и для нашей страны. Определенная логика в этих предположениях есть. Но, во-первых, процесс урегулирования иранской ядерной программы находится вне нашей воли и нужно принимать реальности такими, какие они есть. Во-вторых, альтернатива, то есть силовое, а не дипломатическое урегулирования данного вопроса был чреват для Азербайджана и всего Южного Кавказа крайне тяжелыми последствиями. Поэтому урегулирование проблемы иранской ядерной программы и выход нашего южного соседа из режима санкций в целом следует оценивать позитивно и постараться использовать открывающиеся возможности, не упуская из виду и потенциальные риски.

Выход ИРИ из режима санкций позволит кратно нарастить объем ирано-азербайджанских экономических отношений, реализовать масштабные транспортные и энергетические проекты. В первую очередь это железнодорожный коридор Север-Юг; энергомост Россия-Азербайджан-Иран; транспортировка иранского газа на европейские рынки с использованием TANAP; строительство гидроузла и электростанции на Араксе и др. Нефтяники SOCAR, обладающие большим опытом реабилитации истощающихся нефтяных месторождений, могут помочь в этом Ирану.

Что же касается того, что вышедший из изоляции Иран попытается самоуверенно использовать это для того, чтобы усилить влияние в Азербайджане, то недавние действия наших властей в Нардаране и др., по нейтрализации радикальных групп, подпитываемых определенными кругами ИРИ, показали, что никаким «пятым колоннам» ни прозападным, ни пророссийским, ни проиранским место в нашей стране нет и не будет.

Усиление роли Ирана, после выхода из изоляции, на внешнеполитической арене ожидаемо, но преувеличивать его не стоит. Становление ИРИ в качестве ведущей региональной державы не будет быстрым и легким. Настороженная, и, даже враждебная, реакция арабских стран известна. Позиция Израиля негативная. США, не успев снять действовавшие до настоящего времени санкции, уже готовятся ввести новые, в связи с иранской ракетой программой. Остаются в силе ограничения в сфере финансов и современных технологий. Не вызывает сомнений, что любые попытки ИРИ вмешиваться в дела соседних стран под флагом идеологического шиизма, а тем более с использованием радикальных, склонных к терроризму групп, встретят адекватную реакцию международного сообщества.
Новая ситуация, связанная с выходом Ирана из под санкций открывает перспективы для укрепления добрососедства между нашими странами и использование ее именно таким образом, в интересах как Тегерана, так и Баку».