46764900-8e44-4974-af09-adac169098be

«Они находят людей и продают детей по 10 тысяч манат», — об этом Минвалу рассказала медсестра Сумгайытского городского роддома №1 Самира Бабаева. По ее словам, главврач роддома Севда Искандерли не придает значения жалобам:

«Я работаю медсестрой в детском отделении роддома с 1996 года. Севда Искандерли работает главврачом роддома с 1997 года. Там продано бесчисленное множество младенцев».

«Большинство клиентов на детей – это лезгинские семьи».

Медсестра обрисовала схему продажи детей:

«Если мать отказывается от ребенка, то заведующая отделом кадров Гюля ханым дает ей подписать заявление об отказе. Затем ведутся поиски желающих купить ребенка. Продажа детей осуществляется при согласии главврача. Я работаю там с 1996 года. Я точно помню, что с 1998 года и по сей день всего 1 отказной ребенок отправился в детдом. Это была девочка, ее держали в детдоме 4 месяца, она уже почти начала ползать, поэтому ее отправили в детский дом, ведь 4-х месячного ребенка уже никто не хотел покупать. То есть, женщины предпочитают покупать новорожденных детей и говорить всем, что родили их сами».

Если она говорит «мое дитя», значит ребенок продается…

По словам медсестры, у главврача хорошие отношения с Гюлей ханум, которая занимается продажей детей:

«Как только мать отказывается от ребенка, он начинает принадлежать Гюле ханум. В роддоме есть всем известное правило. Если Гюля ханум получила заявление об отказе и сказала про ребенка «мое дите», значит этот ребенок продается. Главврач выдавал бутылку и смесь для ребенка. Мы, медсестры, ухаживали за ребенком, кормили, купали. А потом приходили и забирали ребенка».

«Мы знали, что ребенок уже продан…»

Медсестра говорит, что клиента на ребенка находили очень быстро:

«После того, как роженица подписывала отказ от ребенка, ее быстро выписывали. Через 2-3 дня, максимум неделю, ребенка забирали. Мы знали, что ребенок уже продан. Как и у кого они забирали 10 тысяч манат, известно только им. Гюля ханум сама много раз говорила, что забрать ребенка, то есть купить, стоит 10 тысяч манат. Я хотела пожаловаться на нее, я была уже по горло сыта всем этим беззаконием, но не могла ничего доказать. Поэтому я однажды сказала им что мои родственники хотят купить ребенка, мне назвали цену в 10 000 манат. После моих жалоб отказавшихся от детей рожениц перевели в роддом №2 и начали продавать детей там. Рожениц переводили туда вместе с детьми, и там они подписывали заявление об отказе. Главврачом там была Имми ханум.

«Новорожденного называли мы сами – Микаил»

Медсестра говорит, что на счету главврача роддома несчетное число преступлений:

«Там не только торгуют детьми. Работников эксплуатируют как рабов. В законе написано, что если мать отказывается от ребенка, то ребенка должны передать в детский дом, держать его в роддоме незаконно. Но в Сумгайытском городском роддоме № 1 законы не работают. Там держали детей-отказников по 2-3 и даже 4 месяца. Этих детей никто не покупал, и мы были вынуждены за ними ухаживать. Когда мы жаловались, то нам давали по 10-20 манат, за то, что мы 2 месяца смотрели за ребенком. В последний раз от ребенка отказалась роженица Фарида Мирзаева 14 января 2015 года. 2 месяца мы ухаживали за этим ребенком. Мы даже имя ему дали сами – Микаил. Этого малыша продали в Баку лезгинской семье. Мои жалобы не расследуют. Раньше нам говорили, что куда мы бы ни пошли жаловаться, нас уничтожит Заман Искандеров (отец главврача Севды Искандерли). Он очень влиятельный. Во всех органах работают его родственники и друзья. Нас пугали и шантажировали. Я жалуюсь уже год и три месяца, но толку нет».

«Они положили глаз и на наши зарплаты»

Медсестра говорит, что их заставляли работать без зарплаты:

«С 1998 по 2004 год они получали зарплаты всех работников Сумгаитского роддома №1. В 2004 году ввели систему пластиковых карт, и мы стали сами получать свою зарплату. До этого мы жили на подаяния, когда нам давали 1-2 маната, мы радовались, что сможем купить детям хлеб».

Моей подписи в табеле заработной платы нет. Мне, как и остальным, зарплату не отдавали. Кассиром была Солмаз Исмаилова, являющаяся правой рукой главврача. В штате они числилась лифтером. Фактически она управляла роддомом. Главврача мы редко видели. Ежемесячно собирали деньги — с младших медсестер — 4 маната, медсестер – 7, а с врачей 10. На эти деньги якобы покупались мыло, полотенца, лампочки, бумагу, ручку и т.д. Но и это мы покупали сами. Мы не знаем куда уходили эти деньги. Мой супруг инвалид по зрению, а один из двоих детей болен. Мне не хватает денег на лечение ребенка, а они еще положили глаз на наши зарплаты».

«Работникам давали по 1-2 маната, а иногда и по 20 гяпиков»

Медсестра рассказала и о поборах в роддоме:

«За роды брали 300-350 манат, за кесарево сечение 600-650 манат. Теперь глава ИВ Сумгайыта сменился и поборы убрали. А точнее деньги теперь собирает тайно главная медсестра Гызылгюль Буньядова. С каждых родов ей дают по 170 манат. С оставшихся денег работникам дают по 1-2 маната, иногда и по 20 гяпиков. Когда мы жаловались, то нам говорили, что врачам и так дают деньги. Понятно, что дают, но почему нас эксплуатируют, почему мы должны отдавать каждый месяц по 7 манат? Почему мы должны по 3-4 месяца ухаживать за отказниками, когда для этого есть финансируемые из госбюджета детские дома? Нас эксплуатируют за зарплату в размере 170 манат».т его родственники и друзья. Нас пугали и шантажировали. Я жалуюсь уже год и три месяца, но толку нет».

«Нас толкают на взятки»

Самира Бабева говорит, что их толкали на получение взятки:

«Я жаловалась главврачу, но она мне сказала, иди жалуйся кому хочешь, я вот так работаю. Она говорила, чтобы мы не брали денег с рожениц, что они сами берут и дают нам, но они дают по 20 гяпиков. Нам эти деньги не нужны, пусть работают прозрачно. Они толкают нас на взятки. Я жаловалась заведующему Отделом здравоохранения Алекперу Тагиеву, но он не в состоянии справится с Искандеровыми. Я была на приеме у начальника Главного управления по борьбе с коррупцией при Генеральном прокуроре Кямрана Алиева. В Сумгайытском городском роддоме №1 еще много таких работников, сталкивающихся с беззаконием и эксплуатацией, как я. Но они боятся говорить об этом, потому что Искандеровы обосновались в Сумгаите. Вместе со мной жаловались еще 2 женщины. Но их путем шантажа заставили отказаться от своих жалоб. Куда не пойдешь, везде сидят их люди. Без всякой причины главврач делала мне 2 раза предупреждение. Она делает это для того, чтобы уволить меня, чтобы я не могла рассказывать о творящемся там беззаконии. Мне сообщили, что после третьего предупреждения меня уволят».

Э.Мамедалиев

Редакция также готова выслушать мнения всех упомянутых в статье персон.