«Мы ожидаем негативного влияния решения о переходе на плавающий курс на банковский сектор Азербайджана. Прежде всего, из-за высокого уровня долларизации, качество активов банков ухудшается и будет ухудшаться, так как доход большинства заемщиков средних банков сократился. Одномоментно после девальвации банки вынуждены были увеличить резервы по валютным кредитам, что негативно отразилось на их прибыльности. Мы ожидаем снижения числа банковских заемщиков, включая физических лиц, из-за спада в экономике,  снижения покупательной способности населения и ускорения инфляции».

Об этом в интервью АПА заявила аналитик международного рейтингового агентства Moody’s Мария Малюкова.

По ее словам, после девальвации снизился капитал банков. У большинство азербайджанских банков пассивы, деноминированные в валюте, превышают активы, деноминированные в валюте, вследствие того, что вкладчики активно конвертировали средства в иностранную валюту из-за опасений девальвации. Из-за образовавшегося разрыва в валюте и отсутствия развитого рынка хеджирования валютных рисков многие банки зафиксировали убытки сразу после девальвации. Введенный плавающий валютный режим предполагает волатильность курса, что негативно скажется на банках со значительной открытой валютной позицией при отсутствии механизмов управления валютным риском.

На вопрос, не было ли решение о переходе на плавающий курс запоздалым, аналитик отметила, что решение правительства по переходу на плавающий курс продиктовано стремительным падением цен на нефть. У ЦБА, по ее словам, было 2 варианта: растрачивать накопленные резервы или перейти на плавающий курс.

«Действия правительства Азербайджана были предприняты после девальвации и перехода на плавающий валютный курс соседних стран — России и Казахстана, которые зависят от экспорта нефти. Эти меры помогли поддержать бюджет страны в национальной валюте и конкурентоспособность товаров внутреннего производства», — отметила она.

Говоря о путях выхода из сложившегося положения в банковском секторе, Мария Малюкова отметила, что ряд банков после девальвации маната нарушили требования по показателям адекватности капитала, который, как мы оцениваем, упал приблизительно на 5-6% в целом по системе, сравнивая с уровнем на 1 февраля 2015 года.

«Однако Центральный банк ввел послабления в части соблюдения нормативов адекватности капитала. В целом, мы ожидаем усиления консолидации в банковском секторе. У нас сохраняется негативный прогноз по банковскому сектору Азербайджана на следующие 12 месяцев. Мы ожидаем продолжения ухудшения качества активов, что негативно скажется на прибыльности и капитализации банковского сектора. Из-за потери доверия к курсу национальной валюты все больше депозитов будут конвертироваться в инвалюту или выходить из системы. Увеличение долларизации базы фондирования будет увеличивать дисбаланс между валютными пассивами и активами. Многие банки из-за недостаточной ресурсной базы в манатах, нежелания брать на себя риск кредитования в инвалюте, а также для сохранения показателей капитализации предпочтут сократить кредитный портфель», — добавила она.

«До какой отметки доберется курс маната в ближайшей перспективе?», — спросил журналист.

«Прогнозировать что-то сложно. Могу сказать, что курс национальной валюты во многом будет определяться динамикой цен на нефть», — отметивала Малюкова