Cveti gvozdika bulvar neftanikiСегодня 40 дней со дня жуткой трагедии на нефтяной платформе №10 на азербайджанском морском месторождении «Гюнешли» в Каспийском море, которая произошла 4 декабря.

По официальной версии, которая во многом совпадает с рассказами очевидцев, произошел взрыв газа, повлекший за собой пожар.

Штормовое предупреждение было, говорят нефтяники, но реальность оказалась гораздо хуже. Порывы ветра, вместо прогнозировавшихся 30 метров в секунду, достигали 40.

К тому же ураган продолжался не 5-10 часов, а целых 27.

Официальные лица озвучивали предположение, что натиска волн не выдержала опора газовой трубы. В результате разорвало саму трубу.

Газ, подхватив искру, взорвался и начал гореть. Из-за высокого давления — в 110 атмосфер, пожар разгорелся за секунды. Как только возник пожар, платформу обесточили и перекрыли все трубопроводные коммуникации.

Процесс добычи на некоторых скважинах прекратился, как только перестал поступать необходимый для этого газ из поврежденной трубы.

Остальные были заглушены противоаварийными системами. Всего на платформе было 30 скважин: в момент ЧП на эксплуатации находились 28 (24 нефтяных и 4 газовых), а 2 скважины были выведены из фонда. Вероятно противоаварийная система одной из скважин не сработала, и огонь перекинулся на нее.

Пожар на «Гюнешли» стал самым крупным не только с момента обретения независимости Азербайджаном, но и в целом с начала морской нефтегазодобычи на Каспии, ведущей отсчет с 1949 года.

Нефтяники не раз были свидетелями дурного нрава Каспия, имеющего привычку при ураганных штормах разгонять волну выше 10 метров.

Именно такой шторм и стал причиной разрушения буровой вышки и гибели бригады Михаила Каверочкина в 1957. Разбушевавшаяся стихия унесла жизни 22 человек, писала русская служба Би-Би-Си.

После той трагедии были пересмотрены нормы проектирования платформ и эстакад – их стали строить значительно выше — с тем расчетом, чтобы 13-метровые волны не смогли смыть людей, работающих здесь.

Считалось, что ураган с силой ветра в 43 метра в секунду, который стал причиной трагедии 1957 года, бывает раз в 100 лет. Но, как оказалось, расчеты были не верны.

Помимо причин аварии, в которых пытается разобраться правительственная комиссия, общественность республики волнует и вопрос о том, как же получилось, что в открытом море оказалось столько людей?

Есть предположение, что нефтяникам не стоило пытаться эвакуироваться — у них было бы больше шансов на выживание, останься они на платформе. Ведь переждали же пожар на ней три человека, спасенные на следующий день, после того как ветер несколько ослаб.

Однако версия эта спорная по ряду причин. Во-первых, начальнику платформы, принявшему решение эвакуировать людей, на тот момент трудно было оценить масштабы аварии. Вероятность взрыва и разрушения всей платформы исключать было нельзя. Во-вторых, в какой-то момент люди стали задыхаться в дыму.

Нефтяники сели в две спасательные шлюпки, но не рискнули спустить в море, опасаясь, что их разнесет в щепки от ударов о сваи платформы. Так и зависли между верхней палубой и морем на высоте примерно 10 метров, надеясь на спасателей.

Одну из шлюпок порывом ветра буквально задуло в пространство между соединениями опоры платформы. Это оказалось спасением для находившихся в ней нефтяников.

Тросы же, удерживавшие вторую лодку, лопнули, не выдержав давления, и она от ударов о «ножку» платформы развалилась на части. Люди оказались в воде.

Шторм крепчал, не давая возможности спасательным судам приблизиться к горящей платформе. Вытащить из воды удалось лишь троих, одного из которых спасти не удалось, как говорят, скончался от переохлаждения.

6 декабря, в связи с трагедией на платформе «Гюнешли» президент Ильхам Алиев объявил однодневный траур в стране.

Прикаспийские страны выразили соболезнования в связи с трагедией и предложили свою помощь в тушении пожара, а также в поиске пропавших без вести нефтяников.

27 декабря, в результате поисково-спасательных работ, начавшихся после обращения МЧС Азербайджана в соответствующие структуры прикаспийских стран, на расстоянии 60 км от берегов Туркменистана судно «Беркар» обнаружило тело мужчины.

Находящемуся поблизости туркменскому судну «Баян» была отправлена информация, после чего тело мужчины было доставлено в порт Туркменбаши. При помощи найденного паспорта было установлено, что тело принадлежит работнику SOCAR Гасымову Иману Шура оглу.

3 января, в туркменском секторе Каспия были обнаружены тела двух азербайджанских нефтяников. После поступления информации об этом азербайджанской стороне, следственная группа МЧС и сотрудники ПО «Азнефть» вылетели в Туркменистан на самолете-амфибии для доставки тел на родину и их опознания.

Согласно информации, после опознания сотрудниками SOCAR выяснилось, что найдены тела Гулиева Азизаги Нохбала оглу и Абдуллаева Адиля Алекпер оглу, пропавших во время аварии на 10-й морской нефтедобывающей платформе месторождения «Гюнешли».

11 января, спасатели обнаружили тело еще одного нефтяника, погибшего во время трагедии на морской стационарной нефтяной платформе «Гюнешли-10».

Покойным оказался Гасымов Мубариз Дильгам оглу (1958 г.р.), который работал механиком на глубоководной платформе № 10.

Поиски нефтяников все еще продолжаются.

Редакция Минвала выражает соболезнования семьям погибших.